«Голодный политтехнолог – потенциальный революционер» или «как рождаются митинги»

«Голодный политтехнолог – потенциальный революционер» или «как рождаются митинги»
Фото: politexpert.net
1833
0

Максим Игоревич Сучков - политтехнолог, траблшутер, лауреат Национальной премии Российской Ассоциации Политических Консультантов (РАПК) 2016, рассказал «ПолитЭксперту» о сложных хитросплетениях в митингах, организованных Навальным.

У политтехнологов есть пара крылатых выражений: «Голодный политтехнолог – потенциальный революционер» и «Ничто так не сподвигает к творчеству, как заказ». Когда две эти фразы встречаются вместе – рождается протест.

Вряд ли кто-то задумывался над тем, как рождаются митинги? Многие полагают, что достаточно пламенного призыва в социальных сетях и вот вам на улицах многотысячная толпа! Ничего подобного. Митинг – невозможен без наличия профессионального менеджмента, то есть политтехнологов.

Вряд ли кто-то задумывался и над тем, откуда берутся политтехнологи? В стране почти нет профильных вузов, да и те, кто из вузов выпускается скорее комментаторы политических событий, а не их творцы. Профессия политтехнолога похожа на профессию хирурга – без практического опыта специалистом не стать.

Так откуда же берется практический опыт? Для ответа на вопрос нужно вспомнить митинги на Болотной, когда именно они возникли? А возникли они после двух избирательных волн. Первая волна – выборы в региональные органы власти, вторая – выборы в Госдуму. Именно так в стране впервые образовалась критическая масса политтехнологов.

Вспоминая фразу «Голодный политтехнолог – потенциальный революционер», держим в уме, что далеко не всем после выборов удается хорошо устроиться. В итоге, кто с досады, кто по профессиональной привычке, кто по зову души, а кто за деньги превращается в оргменеджмент «болотных» митингов.

В марте 2017-го случился ремейк. По стране опять пронеслись две выборные волны, последняя из которых все та же Госдума. Так к «старичкам» добавилась новая порция голодных и злых политтехнологов. Только в этот раз состав оказался другим – помоложе, позлее, я бы даже сказал поотмороженней.

Многие удивились, почему на митингах так много малолеток? Да потому что в последней выборной кампании их работала целая армия. Особо интересующиеся могут узнать в МВД, сколько во время выборного цикла 2016 было задержано несовершеннолетних. В разы больше чем в прежние годы. Они занимались всем: организацией мероприятий, расклейкой, разноской, зачисткой, сетевыми проектами, агитацией в интернете, составлением баз данных и т.д и т.п.

Да по закону несовершеннолетние не имеют права заниматься агитационной деятельностью, но это «по закону». На самом деле и это знает любой матерый политтехнолог, несовершеннолетний подросток – это идеальный исполнитель, который всегда легок на подъем, готов браться за любую работу, не спорит и главное – дешево стоит.

Самое интересное, что у малолеток, в отличие от взрослых, есть своя идеология. Когда мы взрослые произносим слово идеология, то подразумеваем, прежде всего, идеологию государственную. О том, что идеология может образоваться как то самостоятельно, минуя сформулированный государством указующий месседж, никто не подумал. А зря.

Идеология залезла в головы подростков, словно компьютерный вирус. Причем в огромное количество голов одновременно. Спросите у любого малолетки, кто его главный герой? Космонавт, актер, политик? Вовсе нет. И даже не Навальный. Его главный герой – хакер! Только в более широком понимании, чем у взрослых. Их хакер – это не ботан живущий в виртуальных грезах, а вполне реальный борец за правду, понимающий при этом, что политика при удачном стечении обстоятельств – это высокоскоростной социальный лифт.

Как ни странно, но к возникновению идеологии причастна и государственная пропагандистская машина. Вспомним пресловутых «русских хакеров». Тиражирование в СМИ привело к тому, что никто толком не знает, что они делают, но однозначно что-то крутое, а иногда и полезное государству. А теперь давайте соединим вместе эту странную подростковую идеологию с приобретенными на выборах навыками. Получаем хорошо обученного бунтаря.

Можно с этим спорить, искать иные формулировки, но в разделе «итого» мы как минимум имеем идеального коллективного организатора митингов. Почему коллективного? Потому что в отдельности друг от друга это все-таки дети, пусть даже с идеологией и набором организаторских талантов. Сила они лишь вместе. Но и этого вполне достаточно, чтобы начать волноваться. Умение быстро коммуницировать, организованно, почти по-военному собираться в многотысячную толпу – опасный навык. Это навык как митинга, так и мятежа.

Можно конечно наблюдать со стороны и надеяться, что революционного заказа на умения «малолетних политтехнологов» не возникнет. Но лучше б подстраховаться, и поработать с нежданно прилетевшим подарком судьбы, с назовем ее условно, «идеологией киберправды». Она так заманчива и в перспективе хороша собой, что со стороны взрослых было б мудро ее поддержать и даже возглавить, при этом немного поправив вектор.

Автор: Максим Сучков

Автор: Анжелика Сталиновская

Комментарии
Загрузка...
ПолитЭксперт