18+

Тупики и парадоксы в грузино-российских отношениях: итоги года и прогнозы аналитиков

Тупики и парадоксы в грузино-российских отношениях: итоги года и прогнозы аналитиков

Россия — единственная на сегодняшний день страна, с которой у Грузии сформировались неоднозначные и взаимоисключающие отношения. Минувший год особых перемен в них не привнес, а будущее видится не особенно позитивным.

Об итогах и возможных прогнозах развития отношений между Грузией и Россией в основных сферах вместе с колумнистом «ПолитЭскперта» рассуждали грузинские аналитики Демур Гиорхелидзе и Петр Мамрадзе.

ПЭ: Каким, по вашему мнению, был уходящий 2021 год в грузино-российских отношениях? Можете ли выделить позитивные или негативные тенденции и их причины?

Демур Гиорхелидзе: Это был обычный год, ничем не лучше и не хуже предыдущих, а грузино-российские отношения как были, так и остались для нашей страны наиболее проблемным политическим вопросом. Потому что они для нынешней власти как бы вообще не существуют. Она не думает о том, как можно их урегулировать. Эта власть ориентирована в никуда, и такая неопределенность завуалирована некими западными ориентациями, которые ничего нашей стране не дают. В Грузии не проводится политика, которая нужна стране для развития положительных внутренних процессов. Все основано на уже вышедшей из употребления в нормальных цивилизованных странах неолиберальной экономической доктрине.

С Россией же сложилась парадоксальная ситуация. Россия для Грузии — торговый партнер номер два после Турции. Но в политическом плане у нас нет с Москвой дипломатических отношений. Грузинская политическая элита с российской не разговаривает. А представитель высшего грузинского политического руководства заявляет, что диалог с РФ вредит нашей внешнеполитической ориентации. Политика Грузии в этой сфере доведена до маразма.


Документ Шарля Мишеля для Грузии: победа, поражение или урок


Петр Мамрадзе: Я бы не сказал, что в грузино-российских отношениях за последний год происходило что-то качественно новое. Разве что последние переговоры в Женеве оказались достаточно острыми. Вы знаете, что это формат, в котором обсуждаются в основном вопросы безопасности. Там не поднимается тема восстановления территориальной целостности. Российское правительство его вообще не рассматривает.

Масла в огонь подливают и заявления представителей НАТО о том, что двери Альянса открыты, решения Бухарестского саммита остаются в силе, а Грузия и Украина станут членами НАТО. Это вызывает негативную реакцию в России. При этом налицо достаточно курьезный момент. Все знают, что в текущей геополитической эпохе в сколько-нибудь прогнозируемом будущем НАТО ни Грузию, ни Украину в свои ряды не примет. Это исключено. Но риторика звучит со всех сторон.


С оглядкой на Россию: в Грузии нашли виновников многолетнего топтания на пороге НАТО


Что касается остальных сфер, товарооборот есть, он растет. С туризмом из-за пандемии возникли определенные проблемы, поток людей уменьшился, но его развитие положительно влияет на человеческие отношения. В последний период в Грузии увеличилось число граждан России и Белоруссии, которые приезжают к нам на работу и жительство.

Конечно, проблемой остается вопрос территорий. Грузия не может признать и никогда не признает Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, а Россия не может отказаться от того решения, которое приняла после кровавой военно-политической авантюры бывшего президента республики Михаила Саакашвили. И это создает определенный тупик в данном направлении, но надо искать другие пути.


Владелец гостиницы в Грузии: после "ночи Познера" российские туристы отменяют визиты


ПЭ: Каковы прогнозы на будущий 2022 год? В каких направлениях можно ожидать позитивных сдвигов?

Демур Гиорхелидзе: Как я уже говорил, наша внешняя политика доведена до маразма. Я не вижу в грузинской политической элите и у власти человека, который был бы готов работать над урегулированием существующих в отношениях между двумя странами проблем. А с политической точки зрения не говорить с проблемным соседом, от которого ты сам по собственной воле зависишь, — это политический идиотизм. К сожалению, 2021 год уже миновал, а мы все еще стоим на том уровне политического мышления, на котором стояли предыдущие 20-30 лет, и ничего в результате не получили. Так что прогнозы пессимистичны.


Лещенко вслед за Познером: новый повод для негодования грузинской оппозиции


Петр Мамрадзе: Будем реалистами: трудно представить, что будет качественная подвижка в грузино-российских отношениях, опять-таки из-за этого тупика, о котором я говорил и который касается признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Но если пандемия отступит и туризм опять начнет набирать силу, будет очень хорошо. Есть безусловный потенциал в развитии культурных отношений. У нас издается немало русскоязычных книг, в грузинских книжных магазинах можно найти замечательные издания на русском языке.

Конечно, хочется, чтобы больше нашей продукции поставлялось на российский рынок. Потому что для Грузии рынок России — это безбрежное море, а грузинская продукция для огромной России — капля в этом море. Рост экспорта в РФ будет очень полезен для Грузии из-за дефицита нашего бюджета и дефицита в нашей внешней торговле.


Годовщина войны в Южной Осетии: Грузия и Запад озвучили претензии в адрес России


ПЭ: За последний год в грузино-российских отношениях появился новый камень преткновения, можно сказать, регионального масштаба. Я имею в виду формат «3+3», к которому подключились пять стран. Однако Грузия категорически уклоняется от участия. Как вы думаете, вступит ли Тбилиси в этот формат и начнет ли работать с другими партнерами в его рамках в будущем году?

Демур Гиорхелидзе: Сложилась совершенно парадоксальная ситуация, «3+3» — это не Советский Союз, не СНГ и не ЕАЭС. Речь идет о простом формате, в котором три больших соседа и две страны из региона могут сесть за круглый стол и поговорить об общих проблемах. Нужно быть либо политическим идиотом, либо чистой марионеткой, чтобы не участвовать в таком формате. Хорошие соседи или плохие, в данном случае значения не имеет. Главное, что соседи решили начать диалог о проблемах, и только идиот может заявлять, что не будет разговаривать с соседями, так как это вредит внешнеполитическим ориентирам Грузии.

Что касается дальнейшего участия, насильно никто заставлять Грузию не будет. Но хочется надеяться, что найдется среди действующих грузинских политиков человек, который сможет повлиять на позицию коллег. Хотя я в этом не уверен. Просто внешние глобальные изменения в мировой политике заставят Тбилиси сделать такой шаг в будущем, но для самой страны такая вынужденная позиция уже будет проигрышной.


Назло России: планы Запада в Закавказье поставили Грузию в позу страуса


Петр Мамрадзе: Трудно представить Грузию в этом формате. Назову лишь два фактора. Во-первых, в этом формате присутствуют Турция и Азербайджан, которые выступают в одной связке. Конечно, с обеими у Грузии прекрасные отношения. Но мы знаем, что это за союз. Президент Турции Реджеп Эрдоган и глава Азербайджана Ильхам Алиев не раз заявляли, что они — один народ, который живет на территории двух государств. И во время второй карабахской войны они особенно продемонстрировали свой союз всему миру. Мы знаем, чем все это закончилось. Там появились российские миротворцы, и Турция имеет в Карабахе определенное присутствие.

С другой стороны, в этом формате в союзе выступают Россия и Армения. Никто не оспаривает, что Армения как государство сохраняет свой суверенитет благодаря помощи России. В той геополитической ситуации, в которой находится наш регион, иначе быть не может.

Так что «3+3» пока смотрится как формат два на два. Там еще присутствует, конечно, Иран. Но где должно быть место Грузии в этом раскладе? Тбилиси не хочет портить отношений с Турцией и Азербайджаном. С другой стороны, у него замечательные отношения с Ереваном, в последний период особенно участились контакты. Так что получается, что в предложенном сначала Турцией, а затем Россией новом взаимодействии Грузия найти себе достойное место не может.

Есть и второй фактор. Это местная оппозиция, которая на малейшее политическое телодвижение нынешней власти, партии «Грузинская мечта», реагирует криками, называет ее «пятой колонной». А обслуживающие экс-президента Саакашвили и его сообщников телеканалы тиражируют эти обвинения. Так что от резких движений правящей политсиле приходится воздерживаться. И все же, думаю, более решающим в отношении формата «3+3» для грузинских властей является первый фактор.


Выйти из тупика: в Грузии появилась новая сила, настроенная на диалог с Россией


Рейтинг@Mail.ru