Введите текст для поиска
18+

Лидер новой партии Грузии: для диалога с Россией пора перестать быть вассалами Запада

Главная проблема Тбилиси при попытке диалога с Москвой - это зависимость от мнения Вашингтона, считает учредитель грузинской партии «Консервативное движение» Зураб Махарадзе. В интервью «ПолитЭксперту» он рассказал о планах новой политической силы и взглядах на отношения с крупными международными игроками.

На фоне острого политического противостояния в Грузии появилась партия, позиция которой резко отличается от риторики власти и оппозиции. Главная особенность в непривычно смелых заявлениях о диалоге с Россией. Как утверждают лидеры «Консервативного движения», это продиктовано интересами самой Грузии.

Учредительный съезд партии прошел 20 ноября. Спустя неделю минюст приостановил ее регистрацию, что порадовало сторонников власти и оппозиции. Но, как выяснилось позднее, претензии носили чисто технический характер и после исправления недочетов, 7 декабря, «Консервативному движению» все же открыли путь к легальной политической деятельности.

О причинах прихода в политику, ситуации в Грузии и планах партии ее председатель Зураб Махарадзе побеседовал с «ПолитЭкспертом».

ПЭ: В политику вы пришли из журналистики, создав партию на базе сотрудников телеканала «Альт-инфо». Что толкнуло вас на такой шаг?

Вообще-то я не журналист, а юрист, доктор по международным отношениям. У нашей группы с самого начала было общее видение того, что следует делать. Мы понимали: чтобы оказывать влияние на политику, нужно иметь возможность донести до людей то, что мы говорим. Но в Грузии все информационное пространство контролируют несколько медиагрупп. Мы знали, что либеральные СМИ не дадут нам слова, поэтому решили сначала сделать медиаплатформу, а затем идти в политику.

Начали с видеоблога о политике, который недавно перерос в телевидение «Альт-инфо», вещающее теперь в масштабе всей Грузии. После этого уже можно было создавать политическую партию, ведь, даже если все остальные каналы будут нас блокировать, донести свое слово мы все равно сможем. Правда, сейчас из информационного пространства на нас столько всего льется - идет контрпропаганда. Но делать вид, что нас нет, уже не получится.

ПЭ: На фоне политики, которую проводят власть и ее предшественники, вы говорите о необходимости нормализовать отношения с Россией. Это уже вызвало критику как правящей партии, так и оппозиции. Насколько верно приписываемое вам определение «пророссийская партия»?

Мы не пророссийская, а прогрузинская политическая сила. Мы исходим из того, что выгодно, прежде всего, для Грузии. Уверен, если говорить без истерики, воплей и пены у рта, любому можно доказать, что наша точка зрения более рациональная.

Для меня не важно, что говорят сегодня другие политики. И оппозиция, и «Грузинская мечта» строят свою карьеру на том, кто лучше поведет страну на Запад: Саакашвили или Иванишвили. Я считаю, что этот проект провалился. Если исходить из интересов Грузии, ориентироваться надо на реальность, а не смотреть на мир сквозь розовые очки в надежде, что завтра будет все как в сказке. Кто-нибудь может мне объяснить, почему Грузию не принимают в НАТО и Евросоюз? Я этого не понимаю. Да и в ЕС, и НАТО этого не понимают. Нам уже 30 лет говорят о необходимости проведения «проевропейских» реформ, но ни конкретных причин, ни конкретных дат так и не называют. А когда мы пытаемся говорить об этом, начинаются обвинения, что это нигилизм и «российская пропаганда».

Читайте по теме: С оглядкой на Россию: в Грузии нашли виновников многолетнего топтания на пороге НАТО

ПЭ: Как вы собираетесь продвигать свою повестку в условиях противостояния между «Грузинской мечтой» и «Единым нацдвижением»?

Сейчас очень хорошее время для начала политической деятельности по нескольким причинам. Во-первых, три последующих года, если, конечно, не случится какой-нибудь форс-мажор, выборов в Грузии не будет. У нас достаточно времени, чтобы построить нормальную партию, с инфраструктурой и кадрами. Во-вторых, за эти три года можно будет перебороть звучащую истерию в наш адрес и начать разговор по существу. И, в-третьих, грузины очень устали. Разница между «Грузинской мечтой» и оппозицией только в том, кто их кумир - Михаил Саакашвили или Бидзина Иванишвили. Мы же предлагаем поменять не вожака, а систему, подход к решению проблем. Это будет реальной альтернативой.

В Грузии давно говорят о создании «третьей силы». У нас, как известно, парламентская республика. Думаю, если наша партия сумеет дебютировать так, чтобы ни одна политическая сила не могла сформировать правительство, не получив нашего согласия, это будет оптимально. Единственное, что могло бы помешать такому дебюту, - это объединение двух монстров грузинской политики в некий конгломерат. Но «Грузинская мечта» и ЕНД сплочены только вокруг своих лидеров. Ни идеологии, ни видения будущего у них нет. Даже если они объединятся, станет ясно, что в Грузии есть только две силы - либеральная и консервативная.

Думаю, у нашего дебюта есть реальные основания на успех, и мы будем планомерно идти в этом направлении.

ПЭ: Сколько у ваших идей и у партии сторонников в грузинском обществе?

Могу с уверенностью сказать, что среднестатистический грузин давно понял все, что с ним делают. Конечно, политики и дальше будут все переводить в крики, но обычные люди прекрасно во всем разбираются.

Вы не представляете, сколько человек обратились к нам после учреждения партии! Говорят: «Дай вам бог довести ваше начинание до конца». Потому что людям надоело жить в этом абсурде. Обычные граждане гораздо мудрее, чем наши политики.

ПЭ: Как планирует ваша партия налаживать отношения с Россией и решать проблемы, в том числе территориальные?

Главная проблема в диалоге с Москвой в том, что мы полностью зависим от Вашингтона и Брюсселя. И в России вполне справедливо говорят: а зачем нам вообще дискутировать с Грузией, если можно обсудить все вопросы с теми, кто отдает ей директивы? Если мы продемонстрируем наличие политической силы, которая строит свою политику не на том, что понравится Западу, а на том, что хорошо для Грузии, можно будет хотя бы начать диалог.

Загадывать далеко наперед пока не стоит, все станет понятно в процессе, но грузинам и грузинскому государству нужно выходить из иллюзий, которые возникли после распада СССР. В том числе от из иллюзий Фукуямы (Есихиро Фукуяма - американский философ, политолог и писатель японского происхождения. - Прим. ред.), который сказал, что история закончилась и все будут идти в либерализм. Сам автор от этого высказывания уже отрекся от него, а наша политическая элита все еще продолжает жить в конце прошлого века.

ПЭ: Что скажете о процессах в регионе и отношении к ним Грузии?

Последняя карабахская война показала, что решения в регионе принимают не Брюссель или Вашингтон. Все решалось между Москвой и Анкарой. Понятно, где располагаются центры силы. Мы должны исходить из этого, понимать, каковы интересы Грузии, какие у нас реальные проблемы, в первую очередь с точки зрения безопасности, и где лежат ключи к решению этих проблем.

Был предложен новый формат «3+3» (предполагает переговоры по решению проблем в регионе с участием Азербайджана, Армении, Грузии, России, Ирана и Турции. - Прим. ред.). Но наши политики заняли «позу страуса». Нужно начать диалог, а они не могут, потому что вся система заточена на то, чтобы этого диалога не было. Но если мы не будем в этом участвовать, то судьбу Грузии решат другие, даже не спросив нас.

ПЭ: Как в партии видят перспективы сотрудничества Грузии с Евросоюзом и НАТО?

К любым иностранным организациям у нас отношение однозначное: мы готовы разговаривать о том, что реально выгодно для Грузии. Со всеми - с ЕС, США, Россией, Турцией, Ираном, НАТО - нужно говорить с точки зрения прагматики.

Мне не нравится, как ведут себя наши политики в отношении Евросоюза: дайте нам директивы. Это позиция вассала, положение колонии. Если с ЕС можно говорить об экономике, культуре, правовых вопросах, то делать это нужно с точки зрения того, что выгодно нам. А наша элита исходит из того, что выгодно Западу. Если этот фактор исключить, то мы готовы разговаривать со всеми.

Читайте также:

Южная Осетия сделала еще один шаг навстречу России

Обмен посланиями: поможет ли письмо Путину восстановить мосты между Россией и Грузией