Новости
18+

Фонд "Либеральная миссия" призывает привлечь оппозицию к борьбе с пандемией

Фонд "Либеральная миссия" призывает привлечь оппозицию к борьбе с пандемией
default bg

Фонд "Либеральная миссия" подготовил обширный доклад о пандемии коронавируса в РФ, обозначив некоторые выводы о действиях властей и реакции общества на них.

Авторы сравнили российский и международный опыт ограничений и последствия пандемии по критерию избыточной смертности, как позволяющего оценить потери страны от коронавируса. Кроме того, докладчики обратили внимание и на меры экономической поддержки, которую вводили разные страны, включая Россию.

По оценке коллектива авторов доклада, вышедшего под редакцией Кирилла Рогова, Россия справляется с пандемией не так плохо, как ожидалось весной 2020 года, но куда хуже, чем страны Западной Европы.

Авторы доклада "Либмиссии" видят причины в том, что политические цели для российской власти на определенном этапе стали важнее, чем сохранение человеческих жизней и работающей экономики, но именно этот подход и привел к утрате доверия общества, его последствия будут ощущаться еще долго во всех сферах.

Несвоевременная мягкость

Преподаватель ВШЭ Татьяна Михайлова, сравнив данные Росстата и европейских источников, оценила избыточную смертность в России в 14%, что соответствует уровню, наблюдаемому в США. Она заметила — это не сверхвысокий показатель, но в то же время в странах, где вводили жесткие ограничения в два этапа, поддерживая население экономически, показатель ниже, что можно видеть на графике динамики избыточной смертности и строгости ограничений: наивысшие показатели наблюдали в середине долгого послабления.

Фонд «Либеральная миссия» призывает привлечь оппозицию к борьбе с пандемией
&nbsp/&nbspPrtScr: liberal.ru

По мнению Михайловой, не вводить строгие ограничения сразу после того, как кривая заболеваемости шла вверх, было ошибкой, и в итоге привело к тому, что Россия по этому показателю опередила Великобританию, где исходно ситуация была хуже.

"Общая избыточная смертность в России была примерно на том же уровне, что в США (14 %), Великобритании (13 %), Испании (18 %), Бельгии (16 %) или странах Восточной Европы: Польше (16 %), Болгарии (16 %). Ситуация в России была намного благополучнее, чем в большинстве стран Южной и Центральной Америки (где во многих странах последствия пандемии были поистине катастрофическими: 73 % избыточная смертность в Перу, 39 % — в Мексике, 56% — в Боливии). В то же время страны, вводившие строгие карантины, демонстрируют околонулевую избыточную смертность: Новая Зеландия, Австралия, Норвегия, Финляндия. Проводящая политику "без карантинов", Швеция демонстрировала 11 % избыточной смертности", — напоминает автор.

Михайлова прогнозирует вероятный всплеск избыточной смертности по итогам лета этого года, так как в третью волну пандемии страна входит без достаточного количества людей с иммунитетом, при том что имеет собственную качественную вакцину и выражает надежду, что ситуация вскоре исправится.

Дискуссия и жесткий локдаун

Выводы о причинах такой ситуации делает редактор выпуска, вице-президент "Либеральной миссии", политолог Кирилл Рогов. Он отнес российское общество в пандемию к абсентеистской модели, характерной для более бедных стран. Согласно ей, отношения населения и власти строятся по принципу "только бы не мешали". Болезнь воспринимается как зло неизбежное, а соблюдение ограничений — как частное дело. Тогда как солидаристская модель, к которой тяготели богатые западные страны и Китай, предполагает, что власть делится с обществом объемной и достоверной информацией о проблеме, формирует группу общественного мнения, понимающую смысл жестких ограничений и готовую их соблюдать, поддерживает население экономически, чтобы следование ограничениям не срывалось.

По оценке Рогова, во время второй волны практически все страны мира, отнесенные авторами к "солидаристстким", предприняли определенные действия: ввели второй жесткий локдаун, сохранив меры поддержки бизнеса и населения. Недовольство ограничениями свободы передвижения и падением доходов в Европе было велико, но материальная помощь всем без исключения позволила купить лояльность граждан и сохранить определенную уверенность, что государство не бросит.

Тогда как в России власть не взяла на себя экономические последствия локдауна, поставив бизнес лицом к перспективе разориться, что заставило предпринимателей поступиться правами работников или увольнять их, и это не обеспечило должный уровень поддержки, необходимой для сохранения здоровья населения во время второго карантина, который ввели западные страны.

Также Рогов отмечает манипулятивный характер взаимодействия власти и общества в пандемию. По мнению автора, Кремлю было важно сделать все для проведения референдума по поправкам в Конституцию РФ, и такой подход определил дальнейшее отношение к противопанемийным мерам.

"Если в Соединенных Штатах в относительной неудаче борьбе с эпидемией сыграла роль политическая поляризация, то в авторитарной России причины и механизмы были иными. Это прежде всего низкая подконтрольность власти со стороны общества, позволяющая принимать произвольные решения и выбирать приоритеты и стратегии, которые вряд ли были бы выбором большинства и которые могли бы быть по меньшей мере скорректированы, если бы являлись предметом широкой и свободной дискуссии.

Это, кроме того, широкие возможности и привычка российских властей фальсифицировать данные и манипулировать информацией и общественным мнением. Это отсутствие парламентской оппозиции, способной отстаивать альтернативные приоритеты и политику, а также идеологический монополизм и цензура в общенациональных средствах массовой информации, что не позволило обществу сформировать адекватное и консистентное понимание происходящего", — пишет Рогов.

Политолог указывает на авторитаризм и манипуляции властей, но не рассматривает тот факт, что потенциальные участники "свободной дискуссии" — российские оппозиционные силы — делали все для подрыва доверия населения сначала к ограничительным мерам, а потом и к кампании по вакцинации, настраивая аудиторию на то, что все действия власти России будут неэффективными.

В 2020 году авторитетные публицисты от оппозиции, включая Рогова, пугали людей катастрофическими последствиями пандемии, предсказывая, что власть "бросит" население и не сумеет организовать достаточный уровень медицинской помощи и экономической поддержки. В ход шли и провокации, и фейки, в ретрансляции которых особо отличились СМИ-иноагенты и структуры, связанные с ФБК* (НКО, включенная в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента; организация признана экстремисткой и запрещена на территории РФ).

Например, "Альянс врачей"** (НКО, включенная в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента), писавший о "неизбежной гибели" всех госпитализированных с пневмонией, и Юлия Латынина, предлагавшая властям не делать ничего, чтобы только не сделать только. Но этого не произошло и система здравоохранения справилась: в стране не было тех ужасов, которые наблюдали в США. Сам Рогов пишет, что сверхвысокой смертность в РФ назвать нельзя, да и падение ВВП России оказалось куда ниже прогнозируемого — 3,1% вместо 6%, изначально предсказанных МВФ.

Когда появилась информация о скором запуске вакцины, оппозиционеры с медийным капиталом начали кампанию по дискредитации "Спутника V". Сначала главным тезисом было, что успех российских ученых, создавших препарат, будет обесценен недоверием к власти в мире и внутри страны, а также вбросы о том, что власти скрывают истинные данные о побочных эффектах. Здесь поработали Леонид Волков и Анастасия Васильева, которую многие заподозрили в лоббировании интересов американского "Пфайзера". Но даже она признала "Спутник" качественной вакциной, заметив, что ее продвижению на мировом рынке повредило отсутствие у российских ученых опыта оформления рецензируемых публикаций и взаимодействия с европейскими регуляторами.

Отдельно стоит сказать о парламентской оппозиции — партии КПРФ, а точнее — о главе горкома Москвы и депутата Госдумы Валерии Рашкине, который занял открытую ковид-диссидентскую позицию с самого начала. В 2020-м он призывал игнорировать карантин, а сейчас убеждает аудиторию не прививаться.

Если Кирилл Рогов полагает, что для лучшего прохождения пандемии властям РФ необходимо в дальнейшем корректировать действия в соответствии с ними, это сложно назвать чем-то иным, кроме как той же манипуляцией, но в интересах оппозиции, которая с марта 2020 года использовала коронавирус в собственных целях, пытаясь убедить россиян в том, что страна справляется с последствиями едва ли не хуже всех. Но данные из того же доклада "Либмиссии" говорят, что при всех недостатках и недоработках (а идеально в такой ситуации не "сработало" ни одно правительство в мире), общество России лучше справляется без участия тех, кто просто хочет сменить власть.

* Экстремистская организация, запрещенная в России, выполнявшая функции иностранного агента

** НКО, выполняющая функции иностранного агента в России

Читать также
Рейтинг@Mail.ru