Новости
18+

Соболь призналась в равнодушии к рядовым активистам ФБК

Соболь призналась в равнодушии к рядовым активистам ФБК
Фото: - instagram.com  /  @sobollubov

Любовь Соболь рассказала, как относится к рядовым сотрудникам ФБК* (НКО, включенная в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента; деятельность признана экстремистской и запрещена в РФ), которые оказались в непростой ситуации из-за нового статуса организации.

В беседе с ведущей видеоблога "Новой газеты" Ириной Воробьевой она пояснила, что в течение десяти лет работает вместе с Алексеем Навальным, в штате были разные люди, многие уволились, и она мало за кем следила.

"Я начинала еще в проекте "РосПил", который образовался до создания ФБК. Кто-то отработал год, кто-то пять лет, кто-то сразу почти ушел. У всех по-разному сложилось", — сказала она.

Она заметила, что не интересовалась судьбой "обычных" людей, покинувших ФБК, но уверена, что они в относительной безопасности, так как не считает их теми, кому может грозить преследование из-за сотрудничества с экстремистской организацией. Под основной удар попала она сама и ближайшее окружение Навального, тогда как остальные могут жить обычной жизнью, считает Соболь.

"Понятно, что основной удар пришелся на Навального, который сейчас в тюрьме, подвергается пыткам лишения сна и так далее. <...> Конечно, достаточно сильное давление испытывают Леонид Волков, Иван Жданов, я, Кира Ярмыш, Мария Певчих. Мы те, кто находился на виду, мы были публичными лицами, и сейчас на нас посыпались уголовные дела, обыски, задержания и постоянные какие-то приходы к родственникам, блокировки счетов. Это нас касается в первую очередь, каких-то сотрудников сейчас таскают на допросы по делу о мошенничестве ФБК", — сказала Соболь.

Также Соболь добавила, что считает Навального прекрасным руководителем, демократичным и простым в общении человеком, вопреки многочисленным рассказам о его склонности к "вождизму". И заметила — ожидала удара по команде ФБК еще в августе 2020 года, когда Навальный оказался в больнице. Но, по словам активистки, она не уехала из страны до того, как у нее на ноге появился "браслет дизайна ФСИН", потому что еще в 2011 году, придя на работу к блогеру, Соболь была готова к рискам и понимала, что давление будет только нарастать. Однако в целом она не считает проживание за рубежом препятствием для карьеры политика, так как технологии дают возможность удаленно записывать интервью и обращаться к людям.

"Уехать за рубеж — не какая-то фатальная история для человека, который хочет заниматься политикой в России", — говорит она.

Волков и Жданов обосновались в Вильнюсе. Шаведдинов, судя по фотографиям в его соцсетях, сначала приехал в Тбилиси, но после тоже перебрался в Литву. Также в Грузии обозначились несколько руководителей региональных штабов, покинувших РФ в апреле.

Леонид Волков, как и Соболь, согласен с тем, что сейчас российскому политику совсем не обязательно жить в России и разделять риски с теми, кого он призывает к определенным действиям, и сам признавался в координации незаконных акций из-за границы в интервью BBC в феврале этого года. По его словам, он хоть и ощущает определенный моральный дискомфорт от того, что реальная опасность быть арестованными грозит другим людям, но не считает себя неправым, так как делает важную работу на "прекрасную Россию будущего" и ему нельзя рисковать свободой.

Расходный материал ФБК

О тех, кто помогал Волкову и Жданову накапливать медийный капитал, позволяющий им сейчас общаться с евродепутатами и американскими сенаторами, они почти не вспоминают. Известно, что Волков призывал аудиторию не бросать их организацию в сложное время, обучая зрителей основам использования криптовалют, но не предлагал помочь тем, кто остался в России и пока еще не на свободе.

О нежелании "боссов" ФБК помогать своим в трудной ситуации рассказывали и бывшие сотрудники, уволившиеся еще до признания организации экстремистской. Так, член волгоградского штаба Алексей Волков вспоминал, что руководители из московского офиса бывали в восторге, когда люди из регионов решались на заведомо опасные и скандальные акции, так как интересовал их только пиар-след.

Кроме того, он рассказал о требовании экс-начальства собирать на незаконные акции определенное количество людей и отказе помогать с адвокатами и деньгами тем, кого все-таки задержали и отправили в изолятор или СИЗО. Так произошло с ним самим, когда он получал статус обвиняемого в деле об оскорблении монумента "Родина-мать" после появления фотоколлажа на странице штаба, который сочли сомнительным.

"Я один раз отписался Леониду Волкову о том, что мне нужна помощь по этому уголовному делу, но он просто проигнорировал. Я уже был вне структуры. Поэтому решать проблемы людей, которые уже пользы не приносят, Леонид не счел нужным", — рассказывал он "Газете.ру".

Алексей Волков также упоминал, что многие рассматривали работу на ФБК как возможность уехать за границу, попросив политическое убежище, однако удалось это совсем немногим.

"По сути, эти же люди приходят в оппозицию с мыслью о том, чтобы поскорее переехать за границу. Знаю, что был ряд координаторов и их заместителей, которые высказывались об этом в наших внутренних чатах. Были такие мысли и планы действий у простых волонтеров. Приходили ребята ко мне в штаб и такие: "Вот я хочу поактивничать сейчас, а потом свалить, запросив политическое убежище"", — говорил он.

Интервью Любови Соболь в очередной раз подтвердило: верхушка бывшего ФБК относится к своим подчиненным и тем, кто выходил на уличные мероприятия по их призыву, как к расходному материалу и просто-напросто игнорирует проблемы, обрушившиеся на них.

По итогам зимних незаконных митингов в поддержку Навального задержали сотни человек в разных городах России, в том числе за применение насилия в адрес полиции или неповиновение сотрудникам силовых структур. В настоящее время 16 нарушителей уже получили реальные приговоры. Среди них ранее судимая одесситка Ольга Бендас, проживавшая в Москве нелегально. В январе она несколько раз ударила сотрудника ОМОН, охранявшего людей на митинге. Впоследствии Бендас признала вину и сказала, что о случившемся сожалеет. Вместе с ней арестовали Александра Глушкова, также напавшего на полицейского в январе. Тверской суд 22 июня приговорил их к двум годам колонии.

* Экстремистская организация, запрещенная в России, выполнявшая функции иностранного агента

Читать также
Рейтинг@Mail.ru