18+

Нарковендетта: петербуржцы начали войну с "закладчиками"

Нарковендетта: петербуржцы начали войну с "закладчиками"

Активист на собственном примере рассказал, как жильцы комплекса своими силами пытаются избавить дворы и детские площадки от наркотиков. Есть ли возможность, справиться с засильем "закладчиков" в Петербурге разбиралась общественница Ганна Морозова.

В Санкт-Петербурге ежегодно наблюдается рост показателей, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Одним из распространенных способов сбыта наркотических веществ являются "закладки" — доза запрещенного вещества, подготовленная для передачи бесконтактным способом. В наркобизнес в качестве "закладчиков", или как их называют "кладменов", активно вовлекаются все новые и новые "работники", в том числе и несовершеннолетние. Работа сулит легкие деньги, но часто заканчивается судебными разбирательствами. 

Недавно в Петербурге студент был пойман сотрудниками полиции за попытку распространения 50 закладок с гашишем, 22 из которых он успел разложить в саду Александро-Невской лавры. На данный момент дело рассматривается в суде по 228.1 статье УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотиков в значительном размере).

Доступность и широкое распространение наркотических веществ приводят к другой стороне проблемы — несчастным случаям среди подростков. Одним из них стало происшествие с восьмиклассницей из города Колпино Ленинградской области, которая во время школьного субботника нашла закладку и употребила наркотик в школьном туалете. В результате она перенесла клиническую смерть и оказалась в реанимации.

 

Масштаб проблемы стал настолько ощутим, что привлекает внимание не только сотрудников полиции, общественников, но и неравнодушных граждан, которые сталкиваются с наркоторговцами прямо на площадке возле собственного дома.

Чтобы разобраться в происходящем в новом престижном жилом комплексе, эксперт Координационного совета некоммерческих организаций России, специалист в области первичной профилактики наркомании и участница общественного движения "За мир без наркотиков" Ганна Морозова обратилась к Александру (имя изменено по просьбе собеседника), неравнодушному жителю и активисту по борьбе с "кладменами".

ПЭ: Расскажите, что происходит на территории вашего жилого комплекса?

Александр: "Закладчики" промышляют на всей территории нашего жилого комплекса и ведут активную торговлю наркотическими веществами. Дошло до того, что "закладки" прячут прямо в фасадах зданий и в подъездах, выковыривая штукатурку и делая тайники в стенах. Пандемия ничуть не остановила наркобизнес. Нарушителей не останавливает даже наличие систем видеонаблюдения в подъездах.

ПЭ: Когда вы впервые столкнулись с этой проблемой?

Александр: Я с семьей проживаю в Невском районе с весны 2019 года, и в этом же году мной были сделаны первые обращения в МВД по проблеме "кладменов". Большинство соседей заехали еще во второй половине 2018 года и сразу столкнулись с проблемой "закладок" и последствиями приходов кладоискателей. Фотографии и информация об этом все чаще стали публиковаться в общем чате жителей комплекса. К сожалению, на данный момент ситуация продолжает усугубляться.

ПЭ: Какими методами вы боретесь с проблемой распространения наркотиков?

Александр: Мы в первую очередь ведем агитацию жителей. Напоминаем банальные правила поведения: не пускать незнакомых, не заходить с ними в парадную, звонить 112. Но наблюдается такая тенденция, что люди боятся всех и вся, и нарушителей, и звонков в полицию – считают это чем-то зазорным. У нас организована вечерняя "прогулка". Ходим, выявляем и по возможности пресекаем противоправные действия, фиксируем лица нарушителей, затем с поличным передаем их МВД.

ПЭ: Почему собственники решили бороться с этой проблемой своими силами?

Александр: Больше некому. Мы писали запросы в ГУВД с просьбой обеспечить усиленное патрулирование в ночное и вечернее время. По признанию сотрудников полиции Невского района, у них нет ни людских, ни технических ресурсов, чтобы это обеспечить. МВД же подверглись серьезным сокращениям в пользу Росгвардии. В итоге я уже не вспомню, когда я последний раз видел сотрудников патрульно-постовой службы в пеших нарядах и патрулировании территории. 

Между тем, мы с управляющей компанией и МВД постоянно на связи, все случаи противоправных действий передаются в правоохранительные органы, а время прибытия экипажа составляет 10-15 минут. Поэтому все участвуют в процессе, но его драйвером являются именно собственники.

ПЭ: Какую вы преследуете цель?

Александр: Наших действий достаточно, чтобы давать отпор, но слишком мало, чтобы решить проблему раз и навсегда во всем комплексе. Люди устали. У нас нет цели побороть наркомафию. Наша цель — чтобы нас отставили в покое и мы не переживали о происходящем в шаговой доступности от школ и детских садов.

Следует отметить, что жители больших городов нередко сталкиваются с проблемой "кладменов". Закладчики уверены, что им удастся избежать наказания, в то время как работник этой "профессии" в среднем занимается своей деятельностью не больше двух месяцев до ареста. Потом на его место приходит новичок, в точности повторяющий историю.

По мнению Ганны Морозовой, единственная возможность разорвать замкнутый круг — активно рассказывать о последствиях приема наркотиков. Молодые люди зачастую не осознают, что "торгуют смертью", ведь в интернете много ложной информации, популяризирующей употребление психоактивных веществ или сулящей большой заработок за такую подработку. И, конечно, информирование о правовой стороне взаимодействия с запрещенными веществами — молодежь не осознает, что может получить реальный срок от 3 до 20 лет по статье 228 УК РФ.

Читать также
Рейтинг@Mail.ru