18+

Ошибка ценою в жизнь: как военные переводчики решают внешние задачи Минобороны

Ошибка ценою в жизнь: как военные переводчики решают внешние задачи Минобороны
Ошибка ценою в жизнь: как военные переводчики решают внешние задачи Минобороны / Пресс-служба КФУ им. В.И. Вернадского /
336
0

Специфика работы военного переводчика заключается в сочетании воинской дисциплины и освоении языка, культуры и традиции той страны, в которой ему предстоит работать, рассказал начальник отдела международных связей и межрегионального сотрудничества ГБУ РК "Дом дружбы народов" Яков Слуцкий.

Начиная с 2000 года в Россия 21 мая отмечается День военного переводчика. Инициаторами этого выступили члены Клуба выпускников Военного института иностранных языков. Отметим, что только в 1929-м был подписан указ "Об установлении звания для начсостава РККА "Военный переводчик", узаконивший эту профессию в СССР. Однако в действительно такие специалисты существовали в армии уже очень давно.

С давних пор войска нуждались в тех, кто владеет иностранным языками, на которых говорят противники, местное населения и союзники из других стран. Такая ответственная работа легла на плечи военных переводчиков. Причем в условиях боевых действий их востребованность возрастала в разы, так как возникала необходимость переводить перехваченные документы и вести переговоры между сторонами.

На сегодняшний день военный переводчик остается крайне непростой, но востребованной профессией. Задача этих специалистов заключается в том, чтобы реализовать полномочия Минобороны в сферах внешних связей, рассказал начальник отдела международных связей и межрегионального сотрудничества ГБУ РК "Дом дружбы народов", член экспертного Совета "Офицеров России" Яков Слуцкий корреспонденту "ПолитЭксперта".

Ошибка ценою в жизнь: как военные переводчики решают внешние задачи Минобороны

Во времена Советского Союза военные переводчики оказывали помощь национально-освободительным движениям и освободившимся странам Азии, Африки, Латинской Америки в строительстве собственных народных вооруженных сил. Причем в этом деле они были достаточно компетентны, пояснил военный переводчик.

"Я сам принимал непосредственное участие в работе Минобороны СССР в 70-х годах. Работал и в главном управлении Генштаба ВС Республики Мозамбик, и в военном училище три года. Сначала как преподаватель, потом — как старший военный переводчик группы советских военных специалистов в городе Нампула, где находилось военное училище. Оно было единственным на юге Африки, где поддерживали дружеские отношения с Советским Союзом", — отметил Слуцкий.

Военный переводчик сообщил, что тогда их работа заключалась в обучении офицерского корпуса по образу и подобию военных училищ СССР. Причем огромную роль в этом деле сыграло крымское училище в Перевальном, которое готовило офицеров разных стран, освободившихся и борющихся за свою независимость.

"В училищах начал работать с 1975 года. До этого я не имел непосредственного отношения к военным. В 1976 году работал в Сомали, тогда у нас еще были с ней прекрасные отношения. Но в 1977 году поменялся курс страны и всех наших специалистов в течение семи дней попросили покинуть страну. Мы уже улетали последним самолетом, потому что пытались вывезти технику с военного училища, которое в течение многих лет готовило офицерский корпус для сомалийских вооруженных сил. Нас не выпускали из Могадишо, и только после прихода десантной баржи с нашей морской пехотой переговоры пошли в более конструктивном варианте. Нам удалось это сделать с поддержки военнослужащих, в том числе военных переводчиков", — поделился он.

По его словам, специфика военного переводчика — сочетание воинской дисциплины и знания языка. Эти специалисты — офицеры, которые прекрасно разбираются в особенностях той страны, где они будут работать с советниками. Они знают ее традиции, язык и культуру, что в значительной степени облегчает коммуникацию с местными специалистами и населением. Кроме того, задача военного переводчика также заключается в том, чтобы нивелировать любые конфликты, а также совместно с советником и специалистом в области военных дисциплин реализовать тот курса обучения, который намечен, объяснил Слуцкий.

Он подчеркнул, что у таких военнослужащих работа очень серьезная и ответственность несравнимо более высокая, чем у гражданского переводчика. Потому что во время боевых действий ошибка в переводе может стоит человеческих жизней. Недопонимание, неправильное понимание слова и даже отсутствие объяснения может поставить военные операции двух стран на грань провала.

"Такие случаи были при мне. Когда не совсем квалифицированные ребята заканчивали десятимесячные курсы португальского и приезжали в страны Африки, где этот язык был государственный, например Ангола, Мозамбик. Это было очень краткое обучение, приходилось все учить на ходу, непосредственно на опыте осваивать. Но хорошо, что еще было относительно мирное время. А так Ангола была в состоянии войны, а Мозамбик был прифронтовым государством, где ЮАР постоянно совершала диверсионные операции", — констатировал собеседник ПЭ.

Слуцкий заявил, что роль и ответственность военных переводчиков очень большая, в особенности в современном мире. Россия снова выстраивает свою внешнюю политику и военную доктрину таким образом, чтобы оказывать помощь братским народам, с которыми ее связывает определенная история отношений, в частности Сирией. И это радует, поскольку после 90-х РФ не могла оказать никакой помощи своим партнерам и соратникам по борьбе, оказавшимися один на один со всеми режимами, включая западный, пояснил он.

"Сейчас благодаря внешнеполитическому курсу нашей страны роль военных переводчиков постоянно возрастает. Я думаю, что их ждет серьезное будущее. И с каждым годом будет все больше развиваться востребованность специалистов со знанием языка", — считает Слуцкий.

Он также рассказал редакции ПЭ, что в Военном институте иностранных языков была такая специальность, как пропаганда. Там объяснили, как попытаться выиграть какую-то военную операцию и даже войну без человеческих жертв. Противника посредством доводов убеждают в бессмысленности агрессивных операций или действий. Военные переводчики умеют вести психологическую и социологическую работу с людьми. В гражданских вузах, где готовят обычных специалистов данного профиля, такой специализации нет, подчеркнул Слуцкий.

По его словам, изучение иностранного языка — это в первую очередь определенная самоотдача и постоянные тренировки. В условиях казармы и закрытых военных академий даже сама обстановка располагает к более глубокому изучению языка.

"Я сам учился в гражданском вузе, а потом проходил специализацию по военному переводу в Военном институте иностранных языков. Потому я могу сравнивать. Там идеальные условия, чтобы человек посвятил себя полностью изучению того языка, с которым ему предстоит работать. Более того, он прекрасно понимает, что у него через два года обязательная стажировка за границей. И потом он будет определенный срок своей жизни и военной карьеры проводить за границей. Поэтому мотивация изучить лучше и глубже иностранный язык самая непосредственная", — подытожил военный переводчик.

Редакция "ПолитЭксперта" поздравляет с профессиональным праздником всех будущих и действующих военных переводчиков, а также ветеранов.

Ранее сообщалось, что в России 27 февраля отмечается День сил специальных операций. В народе этот праздник именуется как "День вежливых людей". Военный историк Юрий Кнутов назвал Силы спецопераций РФ элитой вооруженных сил. Он отметил, что эти войска будут занимать ведущее место в оборонной стратегии нашей страны. Более того, они должны иметь высочайшую подготовку и уникальное оснащение.

Читайте также:

Контр-адмирал Дудко рассказал, как советский флот впервые "взял на мушку" подлодку "Огайо"

Тяжелый спарринг: каким будет 2021 год для российской дипломатии

Генерал-майор Попов рассказал о связи гражданской и военной авиации

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.


Комментарии
ПолитЭксперт