18+

Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов

Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов
Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов / Global Look Press / Depo Photos/Keystone Press Agency
68
0

Алексей Навальный отбывает срок в колонии, но его Instagram продолжает жить, периодически обновляясь; Любовь Соболь и Кира Ярмыш находятся под домашним арестом с запретом на использование интернета, но Twitter также не заброшен, хотя указано, что пишут там другие люди.

Публицист Сергей Голованов на YouTube-стриме у Владимира Соловьева обратил внимание, что Навальный продолжает постить в социальных сетях рассказы о своих арестантских буднях, и удивился, что так вообще может быть. Человек признан виновным в правонарушении, приговорен к лишению свободы и отбывает наказание в колонии, но вполне представлен в социальных сетях и может обращаться к своей аудитории.

"Когда человек находится в тюрьме, почему есть возможность публиковаться в блогах? Неважно, кто ведет, — страница зарегистрирована на его имя. И когда происходит арест, неважно, домашний или тюремный, нужно ведь как-то ограничивать жизнь страницы, особенно когда это может быть использовано для провокаций в момент протестов, мы же знаем, как это устроено", — сказал он.

Голованов добавил — романтизация тюремного заключения — это пропаганда субкультуры АУЕ1 и рассматривать в отрыве от этого то, что происходит с Навальным и его "тусовкой", не стоит.

Спустя несколько часов после выступления Голованова у Алексея Навального в твиттере появляется репост анонса большого митинга в поддержку его освобождения, сделанный командой.

Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов

Да и раньше там были не только арестантские дневники, но и вполне себе агитация за кандидатов в депутаты из региональных штабов, например — ролик Ирины Фатьяновой из Петербурга.

Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов

То есть Алексей Навальный в заключении, но его медийный ресурс в силе и вовсю используется для продвижения массовых акций, способных перерасти в беспорядки.

Люди из команды Навального, сидящие под домашним арестом, также активно пользуются помощью оставшихся на свободе коллег и сотрудников не только для бытовых постов, но и для оповещения об успехах в агитации. Не только репостами анонса митинга, но и для будущей думской кампании, как это делает Любовь Соболь:

Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов

Или призывов регистрироваться для "Умного голосования", как это делает пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш, находящаяся под домашним арестом с 1 февраля.

Арестованные оппозиционеры продолжают использовать соцсети для раскрутки протестов

Но о чем бы ни писали в блогах людей, в отношении которых действует запрет на пользование интернетом, сложно спорить с Головановым о том, что ситуация довольно странная. Юридически человек арестован и не может общаться, а фактически он и не перестал говорить с теми, кто его читает, и пользуется виртуальным "я" — возможно, реже обычного, без селфи и долгих бесед в комментариях, но относительно свободно.

Facebook под арестом

Международная практика зачастую решает вопрос использования соцсетей арестованных для общения с внешним миром по-разному, но в основном интернет для отбывающих наказание в виде лишения свободы запрещен, как и мобильная связь. Однако на практике сложно ограничить доступ к личной странице тем, кто на воле, и попросить опубликовать там содержание письма.  

Но с 2015 года в Техасе попытались это сделать. Чиновники департамента уголовной юстиции внесли в список нарушений заключенных правило, запрещающее обновлять страницы в социальных сетях, приравняв к ним и записи в личных блогах заключенных, которые делают друзья и родственники по их просьбе. Ведение страницы в Facebook, Twitter и Instagram через бумажную переписку с близкими приравняли к нетяжелому нарушению режима, из-за которого заключенного могут лишить на несколько дней прогулок или других привилегий. Вскоре аналогичные правила появились в Алабаме, Луизиане и нескольких других штатах.

Попытки заставить Facebook блокировать страницы заключенных и удалять контент сначала вызвали сопротивление Марка Цукерберга, который назвал право на связь важнейшей из свобод человека и утверждал, что будет блокировать страницы только осужденных, нарушающих правила соцсети. Но вскоре стало известно, что администраторы соцсети все-таки вели переписку насчет возможной блокировки аккаунтов заключенных, и Цукерберг уступил — это вызвало бурную дискуссию в обществе. В итоге профили все же стали закрывать по требованию работников пенитенциарной системы штатов, где действуют такие правила.

Правила, подобные американским, могут быть полезны и в России, и не только в контексте противодействия активистам оппозиции, собирающим от имени арестованных лидеров донаты или зовущих людей на митинги. Мошенники, экстремисты и прочие преступники также способны пользоваться услугами друзей на воле, чтобы иметь площадку для общения с широкой аудиторией. Ограничение свободы общения и развлечений — одна из главных составляющих наказания ограничения свободы в принципе, предусмотренного законом, а возможность вести свою страницу через доверенных лиц сводит к нулю смысл запрета пользоваться интернетом для тех, кто под арестом.

1 Экстремистская организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.


Комментарии
ПолитЭксперт