18+

"Не забудем, не простим": майор "Беркута" о последствиях Майдана

"Не забудем, не простим": майор "Беркута" о последствиях Майдана
5226
0

Самые ожесточенные столкновения силовиков и "сторонников евроинтеграции" случились в конце февраля 2014 года. С тех пор прошло уже семь лет, однако участникам тех событий произошедшее намертво врезалось в память. Майор харьковского "Беркута" Дмитрий Собина в интервью редакции рассказал о последствиях киевского Майдана.

Семь лет назад в истории Украины началась новая глава. Распоряжение украинского руководства приостановить процесс подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом положило начало событиям конца 2013 — начала 2014 годов, которые впоследствии были названы Евромайданом. "Сторонники евроинтеграции" и так называемая оппозиция выходили на акции протеста в центре украинской столицы, которые сопровождались массовыми столкновениями между протестующими и силовиками. 

После разгона представителями спецподразделения МВД "Беркут" палаточного лагеря "евромайданцев" протесты стали носить антиправительственный и антипрезидентский характер. И уже в ходе захвата первых административных зданий радикально настроенные оппозиционеры вступили в ожесточенные схватки с милицией.

Уличные беспорядки резко переросли в массовое кровопролитие с применением огнестрельного оружия на Майдане Незалежности 18 февраля 2014 года. Тогда в ходе возобновившихся столкновений, сопровождавшихся действиями неизвестных снайперов, погибли десятки людей, как среди протестующих, так и среди бойцов "Беркута". Произошедшее в центре Киева трагическое событие стало последним толчком к государственному перевороту на Украине, итоги которого до сих пор являются одной из самых обсуждаемых тем в мире.

"Не забудем, не простим": майор "Беркута" о последствиях Майдана

"ПолитЭксперт" связался с участником тех событий, майором харьковского "Беркута"  Дмитрием Собиной. Собеседник издания выразил уверенность, что беркутовцы поступали правильно и по закону: отстаивали суверенитет страны, чтобы Украина оставалась единым целым, а народ жил спокойно.


ПЭ: Все эти семь лет ходили разговоры о новом майдане. Как вы считаете, могут ли подобные события повториться и почему? Например, сейчас люди выходят на протесты из-за повышения стоимости услуг ЖКХ, идут разговоры о тарифном майдане. Насколько это вероятно?

Дмитрий Собина: На данный момент я не вижу никаких предпосылок для того, чтобы могло что-то развиться. Потому что любая революция требует капиталовложения. Как и любой бизнес-проект, он должен быть подкреплен финансово. А революция — это один из бизнес-проектов. Пока столько, сколько вложили западные страны в 2014 году, вложить никто не готов.

Если сейчас Украина круто повернет в сторону от западных ценностей, то тогда все возможно. Но на данный момент ничего не будет, потому что вы видите, что режим Зеленского наследует полностью режим Порошенко. И даже уже превысил его по диктатуре. Закрываются каналы, людей просто бросают в тюрьму, обвиняя в надуманных преступлениях. Неугодных, кто хотя бы имеет какой-то вес, называют агентами Кремля или выгоняют из страны, создавая все условия, чтобы человек уехал, или сажают в тюрьму.

Сейчас не будет ничего такого, как было в 2013-2014 годах. Может в дальнейшем, когда у народа лопнет полностью терпение, когда люди будут поставлены перед выбором: жить или умереть, тогда да. Тогда может.


"Не забудем, не простим": майор "Беркута" о последствиях Майдана

ПЭ: В состоянии неопределенности продолжают находиться республики Донбасса, сумевшие заявить претензию на независимость в 2014 году. Как вы считаете, как сложится судьба двух республик?

Дмитрий Собина: Все зависит от того, как сложится судьба Украины. Но в нынешний состав Украины они никак не вольются — это невозможно при такой власти и при любой власти, которая будет исповедовать идеи майдана, нацизма, национализма.

Если вектор украинской власти поменяется, то все возможно. Я думаю, они вернутся на Украину, но уже какими-то субъектами федерации. В той унитарности, которая была до 2013 года, страна жить не сможет. Федерализация нужна однозначно — слишком много разных народов. Запад очень сильно отличается от Востока.

Жить вместе они не смогут. Донбасс может остаться в такой же ситуации, то есть непризнанными республиками, как буферная зона между Россией и Украиной. 

Если раньше создавались какие-то противовесы, взаимоустраивающие причины, то сейчас уже все перессорились.


ПЭ: Многие обвиняемые после событий на Майдане беркутовцы обрели свободу. Остались ли те, кто еще находится в заключении?

Дмитрий Собина: Нет, последних ребят наших обменяли буквально год назад. Пять человек. киевская спецрота, которую Аваков обозвал "черной ротой". Их обвиняли в расстреле 48 человек.

Провели обмен, и сейчас ребята уже получили паспорта и пытаются здесь влиться в мирную жизнь после тюремного заключения.

Сейчас мы с моими товарищами стараемся получить любые приговоры, как обвинительные, так и оправдательные. Потому что Украина на протяжении семи лет затягивает судебные процессы, и люди содержатся в застенках СБУ, в тюрьмах просто незаконно по надуманным обвинениям.

Доказать их вину на протяжение семи лет украинская Фемида не может. Нам нужны какие-либо приговоры, чтобы дальше обжаловать их в международных судах.

Есть еще несколько оправдательных приговоров по сотрудникам "Беркута". В этом году или начале следующего наберется достаточное количество приговоров украинских судов для того, чтобы их потом сдать в ЕСПЧ, в международные суды. 


"Не забудем, не простим": майор "Беркута" о последствиях Майдана

ПЭ: Как вы оцениваете ущерб, нанесенный беркутам киевскими властями?

Дмитрий Собина: Я не знаю, как можно оценить ущерб, когда люди из-за того, что они выполняли свой долг, теряли работу, нормальные человеческие условия жизни, вынуждены уезжать из страны, где на них создаются гонения. Как вы могли бы оценить ущерб человеку, который потерял все в этой жизни. Я не знаю, как это оценить. Наверное, неоценимое.


ПЭ: Семь лет прошло после событий киевского Майдана. За это время многое случилось и многое забылось. Что вам запомнилось с тех событий, какой момент ярко врезался в память?

Дмитрий Собина: Мне запомнилось все с ноября 2013 по 2014 год, потому что эти события круто повлияли как на мою жизнь, так и на жизнь моей страны. Полностью перевернули все с ног на голову. Поэтому я помню все прекрасно, для меня эти трагические события очень важны.


ПЭ: А что бы хотелось забыть, вычеркнуть из памяти?

Дмитрий Собина: Как там говорится — не забудем, не простим. Нет, ничего не хочу вычеркивать. Я считаю, что мы поступали правильно, по закону. Мы отстаивали суверенитет страны, чтобы наша страна оставалась единая, целая, народ жил спокойно. И чтобы никакие внешние силы не могли влиять на ситуацию в стране. Чтобы мы могли развиваться, жить, богатеть и улучшать свое благосостояние.

Читать также: 

"Республики не оставят": Вышинский о судьбе Донбасса

Пушилин объяснил Кравчуку отличие российского отношения к Донбассу от украинского

Бывший военный ВСУ призвал Зеленского прекратить войну в Донбассе

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.


Комментарии
ПолитЭксперт