18+

На грани раскола: политолог Охошин оценил шансы Британии растерять кельтские регионы

На грани раскола: политолог Охошин оценил шансы Британии растерять кельтские регионы

Выборы в местные органы активизировали в Соединенном Королевстве «бомбу» сепаратизма. Удастся ли премьеру Борису Джонсону предотвратить «взрыв», оценил политолог-британовед Олег Охошин.

По итогам выборов в местные органы, которые прошли по всей Великобритании 5 мая, в регионе Шотландия убедительную победу одержала Шотландская национальная партия (SNP), в Уэльсе большинство мест заняли лейбористы, а в Северной Ирландии впервые за более чем вековую историю победила партия «Шинн Фейн». Значительно увеличили представительство в местных органах либерал-демократы и «зеленые», забрав кресла у консерваторов.

Представитель SNP в британском парламенте Ян Блэкфорд сообщил, что партия намерена провести референдум о независимости не позднее 2023 года. Мишель О'Нил, вице-президент национальной партии «Шинн Фейн», потеснившей в Северной Ирландии Демократическую юнионистскую партию (DUP), в своей речи после победы на выборах пообещала провести референдум об объединении Ирландии в течение пяти лет. Это уже вызвало волнения в Лондоне, который теряет контроль над регионами на фоне снижения рейтингов премьер-министра Борис Джонсона.

Каковы шансы на то, что Соединенное Королевство распадется, есть ли у регионов возможности довести свои намерения до конца и с какими препятствиями им придется столкнуться на этом пути, в интервью «ПолитЭксперту» рассказал старший научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН Олег Охошин.

Brexit дал повод

Сепаратизм в Великобритании, по словам Охошина, вызревает давно. В конце 90-х, когда было подписано Белфастское соглашение между центральным правительством Тони Блэра и партийными лидерами Северной Ирландии, Лондон решил провести масштабную конституционную реформу и создать автономные органы власти во всех кельтских регионах, то есть в Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии. Но проект резолюции был не сбалансирован: регионы получили разные политические и экономические права. У Шотландии этих прав больше, чем у Северной Ирландии и Уэльса, что создает трудности в построении конструктивного диалога между центром и регионами.

В бытность премьером Маргарет Тэтчер (в 1979-1990 годы) вопрос суверенитета республик решался предельно жестко: она вообще отказывалась признавать их права и не хотела, чтобы во время ее правления проводились какие-то референдумы, рассказал собеседник ПЭ. Дэвиду Кэмерону (2010-2016 годы) в свое время удалось договориться с шотландским правительством о проведении референдума в 2014 году, но это так напугало центральное правительство, что оно потратило колоссальные суммы на создание целой пиар-машины по убеждению шотландцев не выходить из Соединенного Королевства.

Борис Джонсон и его предшественница Тереза Мэй (2016-2019 годы) заявляли, что референдумы будут проводиться не чаще, чем раз в поколение, то есть в 20-30 лет, но Brexit (выход Великобритании из Евросоюза. — Прим. ред.) создал новую политическую повестку, к которой смогли обратиться националисты, заметил Охошин. Они заявили, что после выхода из ЕС социально-экономическое положение регионов ухудшилось, и ситуация требует повторного референдума.

«Приход националистов к власти всколыхнет сепаратистские движения во всех кельтских регионах. Это даст повод требовать отделения или увеличения автономных прав местных правительств», — уверен британовед.

Строптивые регионы

Шотландская национальная партия (ШНП) набирает популярность в регионе с 2007 года. Сейчас ее возглавляет Никола Стерджен. В числе прочего ее правительство очень эффективно решило вопрос борьбы с пандемией — гораздо лучше, чем это сделало центральное правительство Бориса Джонсона, заметил Олег Охошин.

На грани раскола: политолог Охошин оценил шансы Британии растерять кельтские регионы

Партия выступает за пересмотр референдума о выходе из Евросоюза и требует, чтобы Соединенное Королевство либо возвращалось в ЕС, либо Шотландия снова стала независимой. Это перекликается с надеждами многих избирателей, которых не устраивает социально-экономическое положение, сложившееся после Brexit.

«Этот регион очень зависел от европейских структурных фондов и программ развития, которые поддерживает Евросоюз. Сейчас они лишились этих средств и не могут их восполнить из бюджета Соединенного Королевства. Правительство Бориса Джонсона пытается создать альтернативные фонды, но их утверждение уже несколько раз откладывалось в связи с нехваткой средств. Все это вызывает негатив у шотландцев», — объяснил политолог.

В Северной Ирландии победу на выборах одержали националисты «Шинн Фейн». Это дает им право сформировать правительство. До этого главой правительства всегда был представитель Демократической юнионистской партии, но после победы националистов ситуация изменится, впервые в истории, отметил Охошин.

Главным пунктом их политической программы является создание независимого государства путем объединения острова Ирландия в единое целое, которое будет интеграционно относиться к Евросоюзу, а не к Соединенному Королевству.

«Выборы североирландской ассамблеи показали, что популярность националистов растет. Это объясняется как социальной ориентированностью их программы, так и тем, что националисты всегда выступали в оппозиции центральной власти. Это добавляет им популярности. Юнионисты долгое время, до Brexit, были лояльны к власти, а в 2017-м, при Терезе Мэй, даже образовали правительство вместе с тори, голосовали по политическому курсу консерваторов, оттолкнув от себя часть избирателей», — обратил внимание британовед.  

Сложности на пути к независимости

При этом Олег Охошин уверен: на пути к независимости регионам придется непросто. Например, у «Шинн Фейн» в Северной Ирландии возникнет множество проблем на местном уровне: юнионисты уже заявили, что будут бойкотировать правительство националистов.

«Согласно Белфастскому соглашению от 1998 года, правительство в Северной Ирландии формируется из двух ведущих партий, которые представляют избирателей из числа протестантских и католических общин. Приход "Шинн Фейн" к власти вызовет недовольство протестантов, это может привести к столкновениям с католиками», — заметил собеседник ПЭ.

В прошлом году столкновения в Белфасте вспыхнули, например, после того, как представители «Шинн Фейн» в разгар пандемии участвовали в похоронах известного боевика Ирландской республиканской армии (ИРА) Боби Стори. На церемонию пришли даже лидер партии Мэри Лу Макдональд и ее заместитель Мишель О'Нилл, которую сейчас прочат в кресло первого министра.

Лидер юнионистов Джеффри Дональдсон уже заявил, что сформирует коалиционное правительство только в том случае, если будет пересмотрен североирланский протокол (протокол к соглашению о выходе из Brexit, которое охватывает особую ситуацию на острове Ирландия. – Прим. ред.). Это как раз то, что сыграет на руку центральной власти: если документ пересмотрят, у националистов будет меньше возможностей для объединения острова.

«Экономически Северная Ирландия больше тяготеет к Евросоюзу. Там создается зона особого таможенного регулирования. Это сближает ее с соседней Республикой Ирландией, которая входит в состав ЕС. Если националисты согласятся на пересмотр, они потеряют возможность этого гипотетического объединения. Экономически Северная Ирландия будет опять интегрирована в Соединенное Королевство. В этом основное противостояние юнионистов и "Шинн Фейн" в настоящее время», — пояснил Охошин.

Технически референдум по объединению Ирландии тоже будет провести достаточно сложно, потому что ирландцы проживают на территории двух разных государств, где действуют разные политические и юридические нормы, заметил политолог.

А еще у центральной власти есть законодательный механизм, который тормозит проведение референдумов.

«По законодательству региональные правительства должны сначала отправить официальный запрос в центральное, то передаст запрос в палаты парламента. Далее из запроса формируют полноценный законопроект, а затем и закон о проведении референдума. Но центральное правительство может просто не отправлять этот запрос и не давать ему дальнейшего действия», — отметил Охошин.

Добиться своего силой тоже вряд ли получится: националисты Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии отказались от неконституционного пути к независимости, они против кровопролития. Даже представители «Шинн Фейн» стараются открещиваться от своих связей в Ирландской республиканской армии, бывшие боевики которой организовывали теракты в Британии, заметил Охошин.

Тем не менее сепаратистские настроения остаются «бомбой замедленного действия», считает британовед. Единственный способ ослабить их – либо увеличить финансирование местных бюджетов, либо расширить их права, отметил Охошин.

Сумеет ли Борис Джонсон сдержать раскол, большой вопрос, учитывая, что после Brexit и антироссийских санкций страна столкнулась с серьезным экономическим кризисом, наращивая при этом расточительные поставки оружия Украине. Рейтинг Джонсона и его правительства тоже падает после многочисленных скандалов, тогда как рейтинг националистов все больше растет.

Читайте также: