Введите текст для поиска
18+

Британовед Охошин о провалах Лондона: Джонсон активировал «бомбу замедленного действия»

Британовед Охошин о провалах Лондона: Джонсон активировал «бомбу замедленного действия»

Муниципальные выборы в Великобритании оказались катастрофичными для команды Бориса Джонсона на фоне скандалов вокруг премьера, рекордной инфляции и других проблем, которые правительство усугубляет антироссийскими санкциями и поддержкой киевского режима. Усидит ли в кресле эпатажный политик и сумеет ли сохранить Соединенное Королевство в целости, рассказал политолог-британовед Олег Охошин.

Правящая партия тори потеряла на выборах около 500 мандатов и утратила контроль над 11 муниципалитетами. Сенсационными стали результаты на выборах в парламент Северной Ирландии: победа досталась партии националистов «Шинн Фейн» («Мы сами»), которая выступает за отделение от Великобритании и объединение с Ирландией, входящей в Евросоюз. Лидер партии Мишель О'Нил уже заявила, что будет добиваться референдума о выходе из состава Соединенного Королевства. В Шотландии победу тоже одержали националисты, выступающие за отделение, а в Уэльсе значительное количество кресел заняли лейбористы.

Сокрушительный удар по репутации консерваторов и лично премьера Бориса Джонсона нанес скандал с посещением вечеринок на Даунинг-стрит во время жестких локдаунов. Инфляция в Соединенном Королевстве достигла 30-летнего максимума, превысив 8%. Счета на электроэнергию выросли на 25%, а цены на бензин – на 54%, но вместо решения проблем правительство тратит деньги на военную поддержку Украины и вводит санкции против России за счет благополучия собственных граждан.

Как все это отразится на политической карьере Бориса Джонсона и будущем Соединенного Королевства, в интервью «ПолитЭксперту» рассказал старший научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН Олег Охошин.

ПЭ: В чем причины такого провала на муниципальных выборах для команды Бориса Джонсона?

Потеря мест консерваторов в автономных парламентах регионов вполне закономерна. Избиратели связывают неудачи тори с политическим курсом премьера Бориса Джонсона и тяжелым социально-экономическим положением, которое в Британии продолжается после Brexit (выход Великобритании из Евросоюза — Прим. ред.). Это целый комплекс проблем, которые правительство Джонсона решить не смогло и которые усугубились при пандемии коронавируса.

Внутренняя политика консервативного Бориса Джонсона показала неэффективность сразу по двум направлениям. Во-первых, это разрешение экономических проблем после Brexit. Лондон и Брюссель так и не могут договориться по поводу таможенного регулирования товаров, которые идут из Великобритании в Евросоюз. В Северной Ирландии на фоне этого в феврале произошел серьезный экономический кризис.

Ну и кроме того, рейтинг Бориса Джонсона становится все ниже из-за многочисленных скандалов. Его вечеринки во время пандемии, коррупционные скандалы, в которых были замешаны его советники; скандалы, связанные с нецелевой тратой бюджетных средств членами правительства. Все это не добавляет популярности тори.

ПЭ: О чем говорят итоги выборов в автономиях?

Если говорить про результаты выборов в Уэльсе, там как раз традиционный политический ландшафт: лейбористы возглавляют там правительство со времен революции и создания автономных органов власти в 1999 году. Ничего не поменялось — лейбористы хорошо улавливают настроения избирателей и оперативно на них реагируют.

В Шотландии с 2007 года популярна Шотландская национальная партия (ШНП), которую возглавляет сейчас Никола Стерджен. Ее правительство, к примеру, оперативно и очень эффективно решило в регионе вопрос борьбы с пандемией, гораздо эффективнее, чем это сделало центральное правительство Бориса Джонсона.

Британовед Охошин о провалах Лондона: Джонсон активировал «бомбу замедленного действия»

Шотландские националисты выступают за пересмотр референдума о выходе Британии из Евросоюза и требуют, чтобы Соединенное Королевство либо возвращалось туда, либо Шотландия снова была независимой. Это перекликается с надеждами многих избирателей, которых не устраивает социально-экономическое положение, сложившееся после Brexit.

Дело в том, что Шотландия очень зависела от европейских структурных фондов и программ развития, которые поддерживает Евросоюз. Сейчас они лишились этих средств и не могут восполнить их из бюджета Соединенного Королевства. Правительство Бориса Джонсона пытается создать альтернативные фонды, но их утверждение несколько раз откладывалось из-за нехватки средств. Все это вызывает негатив у шотландцев.

В Северной Ирландии вскоре будет сформировано новое правительство. Если первым министром станет представитель «Шинн Фейн», это будет уникальная ситуация, впервые в истории региона. До этого главой правительства всегда был представитель Демократической юнионистской партии, а люди от «Шинн Фейн» довольствовались должностью его заместителя.

ПЭ: Что это изменит? Они поднимут вопрос о выходе из Соединенного Королевства?

Да, совершенно верно. Так же как у шотландских националистов, главным пунктом политической программы «Шинн Фейн» является объединение острова Ирландия (то есть региона Северная Ирландия и страны Республика Ирландия) в единое государство, которое будет интеграционно относиться к Евросоюзу, а не к Соединенному Королевству.

Правда, технически референдум будет провести достаточно сложно, потому что ирландцы проживают сейчас на территории двух государств, где действуют разные политические и юридические нормы. Но в целом, конечно, приход националистов к власти всколыхнет сепаратистские движения во всех кельтских регионах, а это даст повод требовать отделения регионов или увеличения автономных прав местных правительств.

ПЭ: Как это отразится на политической карьере Бориса Джонсона?

На карьере Бориса Джонсона это отразится крайне негативно, снизит его популярность среди избирателей еще больше, причем и в кельтских регионах, и среди самих англичан.

Его популярность во многом основывалась на решении вопроса с Brexit — то, чего не удалось сделать его предшественнице Терезе Мэй. Несмотря на противодействие центрального правительства и парламента, он все же утвердил соглашение и завершил выход страны из ЕС. Впрочем, этим он создал дополнительные проблемы для Великобритании, которые она с трудом пытается решить до сих пор. В частности, Борис Джонсон утвердил североирландский протокол (протокол к Соглашению о выходе из Brexit, который регулирует уникальные таможенные и иммиграционные вопросы на границе на острове Ирландия между Соединенным Королевством и Евросоюзом. – Прим. ред.). Это привело к дополнительным таможенным и административным задержкам, которые сказываются на благосостоянии местного бизнеса, продсоюзов и в целом создают продовольственные сложности для регионов.

Британовед Охошин о провалах Лондона: Джонсон активировал «бомбу замедленного действия»

Британцы столкнулись с ухудшением своего материального положения. Правительство Бориса Джонсона увеличило налоги, в том числе налоги на бизнес, не решило проблему дефицита продовольственных товаров, которые раньше шли из Евросоюза. До Brexit Евросоюз был основным торговым партнером Соединенного Королевства, обеспечивал британский рынок огромным количеством товаров, которых теперь нет. Конечно, это влияет на электоральные настроения.

Наконец, Борис Джонсон ухудшил отношения с Россией. И он, и его министр иностранных дел Лиз Трасс активно поддерживают введение нового санкционного пакета и планируют отказаться от российских энергоносителей. Таким образом они готовят энергетический кризис, который по своим масштабам будет сопоставим с кризисом 1973 года, когда цены за один год выросли в несколько раз. Британия не обладает производственными мощностями, чтобы добывать собственные нефть и газ. После Brexit и в условиях конфронтации с Россией деньги придется брать из карманов потребителей, а это снизит популярность правительства еще больше.

ПЭ: Усидит ли Джонсон в кресле до конца срока?

Все зависит от того, соберет ли Комитет 1922 года (Консервативный комитет частных членов, парламентская группа Консервативной партии в Палате общин Соединенного Королевства. – Прим. ред.) письма против Бориса Джонсона, которые заставят его подать в отставку до конца срока. Например, с Терезой Мэй как раз такое случилось — на нее надавило собственное правительство. Внутрипартийная борьба при Борисе Джонсоне такая же напряженная.

Скандальная, эпатажная репутация Джонсона, которая играла ему на руку, когда он находился в правительстве Мэй – такой ореол бунтаря внутри консервативной партии – теперь играет против него. Консерваторы, кажется, нацелены теперь на выбор более прагматичного лидера.

Британовед Охошин о провалах Лондона: Джонсон активировал «бомбу замедленного действия»

Но даже если он усидит до конца срока, этого времени ему не хватит, чтобы решить весь комплекс проблем. В первую очередь это проблема возможной дезинтеграции государства и сепаратизм в кельтских регионах.

ПЭ: Насколько реалистичен распад Соединенного Королевства?

Сепаратизм — это бомба замедленного действия. Борис Джонсон и его предшественница Тереза Мэй заявляли, что референдумы будут проводиться не чаще, чем раз в поколение, то есть в 20-30 лет, но Brexit создал новую политическую повестку, к которой смогли обратиться националисты. Они заявили, что выход из ЕС ухудшил социально-экономическое положение регионов, и ситуация требует проведения повторного референдума.

Единственный способ ослабить сепаратистские настроения в регионах – либо увеличить финансирование местных бюджетов, либо расширить их права. Вот два основных пути, по которым идет консервативное правительство.

Впрочем, у центральной власти есть и законодательный механизм, который тормозит проведение нежелательных референдумов. По закону региональные правительства должны сначала отправить официальный запрос в центр. Затем центральное правительство передает его в палаты парламента, где уже формируют полноценный законопроект, а затем и закон о проведении референдума. Но Лондон может просто не отправлять этот запрос дальше и не давать ему хода.

Националисты при этом отказались от неконституционного пути к независимости. Националисты Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии говорят о том, что к этому нужно идти именно конституционным путем, без кровопролития. Этим они, конечно, ослабили свои шансы.

ПЭ: Учитывая, сколько проблем породил Brexit, не ставится ли в Лондоне вопрос о возвращении в Евросоюз?

Такой вопрос ставился, когда велись переговоры с Евросоюзом. Сейчас у них главный вопрос, как у Чернышевского: что делать в нынешней ситуации.

В политической элите годами формировался миф, что лучше существовать отдельно и что Британия сможет сама восстановить свою экономику. Но этого сделать не удалось. Они потеряли полмиллиарда потребителей европейского рынка. Борису Джонсону пришлось в спешном порядке ратифицировать соглашения со странами, не входящими в ЕС. По своей структуре они копировали соглашения с Евросоюзом, но на более невыгодных для Британии условиях. Иными словами, британцы не знают, чем заменить европейский рынок.

Тем не менее, сейчас среди британской политической элиты не стоит вопрос о возвращении в ЕС. Они думают только о том, как жить дальше. Хотя в регионах националисты такой вопрос ставят, и это как раз обуславливает их популярность на фоне падения рейтингов Джонсона.

Читайте также: