18+

Победа Макрона — не главное: европеист Федоров раскрыл ключевую интригу выборов во Франции

Победа Макрона — не главное: европеист Федоров раскрыл ключевую интригу выборов во Франции

Второй тур выборов президента Франции проходит в воскресенье, 24 апреля. Кандидат от «Национального объединения» Марин Ле Пен вплотную приблизилась к действующему главе государства Эммануэлю Макрону по итогам первого тура, несмотря на смелую риторику о необходимости снижать зависимость от США и ЕС и выстраивать конструктивные связи с Россией. Сможет ли она вырвать победу и почему это не самая главная политическая интрига, рассказал политолог-европеист Сергей Федоров.

Разрыв между Макроном и Ле Пен в первом туре составил всего около 4%. За него проголосовали 27,84% избирателей, за нее — 23,15%. После этого по стране прокатилась волна демонстраций, кандидаты встретились на дебатах и по-своему пытались заручиться поддержкой электората. Некоторые сюжеты наделали много шума. Например, как один из французов дал Макрону пощечину и назвал его самым слабым президентом страны.

В СМИ стали появляться статьи о давлении на Ле Пен и о том, что ей не дадут победить. В адрес оппонентки Макрона посыпались обвинения в причастности к незаконному выводу 137 тысяч евро из фондов Европарламента. А за четыре дня до выборов канцлер ФРГ Олаф Шольц, премьер-министр Испании Педро Санчес и его португальский коллега Антониу Кошта опубликовали совместное заявление, в котором призвали жителей Франции голосовать за избрание на второй срок Макрона.

«Будни демократии»,  написала по этому поводу пресс-секретарь МИД России Мария Захарова, задав вопрос, допустимо ли такое вмешательство в выборы.

О том, как на Ле Пен смотрят в Европе, можно ли назвать ее политику пророссийской, каковы ее шансы на победу и что ожидает Францию после выборов, «ПолитЭксперт» пообщался с ведущим научным сотрудником Института Европы РАН Сергеем Федоровым.

ПЭ: Марин Ле Пен из-за ее смелых взглядов часто сравнивают с бывшим президентом США Дональдом Трампом. Кому может быть выгодно появление в Евросоюзе «Трампа в юбке»?

В Евросоюзе возвращение Трампа никому не выгодно. Они перекрестились, когда Трамп ушел, потому что он разворовал их лавку европейскую до основания. Они молятся и боятся, что он вновь появится после папаши [Джозефа] Байдена, который замахнулся, кажется, на второй срок, хотя по степени деменции ему бы первый дотянуть...

Ле Пен если не восхищалась, то с большой симпатией относилась к Трампу. Потому что он не глобалист, в отличие от американских демократов, он был нацелен на национальные интересы: на развитие национальной промышленности, национальной идентичности, на жесткое ограничение миграции. Все это близко и для Лен Пен.

ПЭ: В России Марин Ле Пен многие симпатизируют она критикует санкции, не оспаривает принадлежность Крыма, обещает реформировать Евросоюз и ослабить зависимость от США. Как к ней относятся в Европе?

В основном с опаской, конечно. Но Европа разная. Там есть партии националистического толка, близкие по духу и представлениям к «Национальному объединению», которое возглавляет Марин Ле Пен. В Голландии, в Швеции, в Норвегии есть такие. Они, может, не доминируют в Западной Европе, но тем не менее.

В последнее время крайне правые усилили свои позиции в Европе. Это разнообразные силы. К ним причисляют, например, премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, нынешнее руководство Польши. Объединяет их то, что они скептически смотрят на интеграционные процессы, на все возрастающую роль Брюсселя, на европейское законодательство, которое начинает доминировать над национальным, против чего выступала Ле Пен в своей избирательной программе. Многие в руководстве Евросоюза с тревогой смотрят на эти тенденции: не дай бог Ле Пен вдруг победит! А она довольно близка к этому, в отличие от прошлых выборов.

Для Евросоюза это, конечно, опасность. Ле Пен выступает против монополии Брюсселя, который часто навязывает решения, невыгодные для отдельных стран. Например, ограничения в сельском хозяйстве или в энергетике. На дебатах Ле Пен как раз защищала идею о том, что нужно уходить от единой энергетической политики, развивать национальную, в том время как Макрон предлагает противоположное. Что это значит? Есть средний уровень цен на газ и другие виды сырья, зафиксированный в Брюсселе. Под эти цены всех заставляют ориентироваться. Если, допустим, Венгрия закупает газ у России в несколько раз дешевле, им тут же грозят санкциями: вы что там, пропутинские?

Национальный курс, который отстаивает Ле Пен — это деголлевская традиция, неприемлемая для Брюсселя и для Макрона, который выступает за углубление евроинтеграции. Европа в его понимании должна быть объединением государств, которые были бы весомой силой. Поэтому брюссельская бюрократия пальцы скрещивает, лишь бы Ле Пен не одержала победу.

ПЭ: Может ли Брюссель повлиять на избирательную кампанию во Франции?

Напрямую вмешиваться они не могут, но еврооптимисты очень резко высказываются о Марин Ле Пен, называя ее «бомбой под европейскую интеграцию». Таких националистически настроенных лидеров там боятся. Вспомните Орбана, как ему угрожали. Макрон вообще называл его политическим врагом — потом пришлось несколько сменить тон. А после избрания Орбан сказал: «Думаю, что в Брюсселе этот сигнал услышат». И он прав. Если народ голосует за него с его евроскептическими взглядами, в Брюсселе это, конечно, услышали. Поэтому опасаются победы Ле Пен.

Победа Макрона — не главное: европеист Федоров раскрыл ключевую интригу выборов во Франции

ПЭ: Во время предвыборной кампании Ле Пен говорила о желании дистанцироваться от Германии из-за стратегических разногласий. Что это за разногласия?

Она говорила главным образом о том, что пересмотрит совместные с Германией военные программы. Страны хотели вместе производить истребитель и танк, но работа забуксовала. Думаю, в частности, потому, что немецкие и французские фирмы, особенно авиационные, очень настороженно относятся к своим технологиям, к военным секретам.

И потом, о производстве какого истребителя можно говорить, когда все страны ЕС закупают американскую авиатехнику? Немцы, голландцы, бельгийцы, итальянцы. Получается, что Франция опять для себя будет производить. В общем, по части военно-промышленной кооперации Германии и Франции есть много препятствий. Думаю, Марин Ле Пен видит негативные моменты, которые нельзя не принимать во внимание.

ПЭ: Как вообще в Германии относятся к кандидатуре Ле Пен? Немцы ведь тоже противились введению эмбарго на российские энергоресурсы, пытались отстоять «Северный поток 2».

К Ле Пен в Берлине относятся так же, как и в Брюсселе. Германия вообще не представляет себя вне ЕС. Германия опасается быть номером один и брать на себя ответственность и за европейскую безопасность, и за многие другие вопросы, считая, что за спиной дяди Сэма комфортней.

Если Ангела Меркель еще могла препятствовать американскому давлению, в том числе по «Северному потоку — 2», то после начала спецоперации России на Украине позиции ее сменщика ослабли, он вынужден подстраиваться и прогибаться под прессингом и Брюсселя, и в первую очередь США, которые навязывают Германии свой сжиженный газ, в пять раз дороже нашего. Тем не менее, к сожалению, немцы будут его покупать, ослабляя свою промышленность и конкурентоспособность. Никуда они от этого не уйдут.

Победа Макрона — не главное: европеист Федоров раскрыл ключевую интригу выборов во Франции

ПЭ: Что скажете про обвинения в адрес Ле Пен, которые вдруг появились?

Это уже не первый раз перед вторым туром. Кстати, обвинения звучат из Брюсселя. До этого тоже были аналогичные вещи — якобы она тратила какие-то деньги на нужды партии. Процесс закончился, кажется, ничем. Цель понятна — показать, что она нечистоплотный кандидат в президенты, ослабить конкурента.

А вот с макроновскими налогами и компанией McKinsey история утихла, никто об этом почему-то не говорит (Национальная финансовая прокуратура Франции начинала предварительное расследование по делу об отмывании налогов. Сообщалось, что консалтинговая фирма McKinsey, сотрудничавшая с Елисейским дворцом, не платила налоги в течение 10 лет. — Прим. ред.).

ПЭ: А что насчет обвинений Макрона на тему того, что избирательную кампанию Ле Пен финансирует Москва?

Это явно была домашняя заготовка на фоне военных действий на Украине. Это выгодно Макрону — упрекнуть Ле Пен, что она недостаточно гневно обличает Россию.

На самом деле, там нет пророссийских кандидатов. Ле Пен — это профранцузский кандидат. Она понимает, да, что с Россией надо выстраивать прагматичные отношения, что от этого никуда не уйти. Но считать ее прорусским кандидатом, мягко говоря, преувеличение.

Победа Макрона — не главное: европеист Федоров раскрыл ключевую интригу выборов во Франции

ПЭ: Если ее отстранят от гонки, породит ли это какие-то беспорядки в стране?

Даже если ей предъявлены какие-то обвинения, должно быть расследование. Это не одна и не две недели. Она успеет участвовать в этих выборах и ее партия будет участвовать в июньских.

ПЭ: Франция сейчас имеет большое влияние в Евросоюзе, а Марин Ле Пен симпатизирует брекситу. Что ждет ЕС в случае ее избрания?

Во-первых, она сняла наиболее резонансные и опасные свои тезисы, типа «фрэкзита» или выхода из зоны евро. Сейчас она говорит про необходимость реформировать ЕС изнутри, поставить его на путь большей защиты национальных интересов.

Во-вторых, должен сказать, что шансы победить у Марин Ле Пен, говоря дипломатично, крайне малы. Это подтвердили прошедшие дебаты. Да, она более интересно и сильно выступила по сравнению с 2017 годом, но тем не менее по опросам зрителей, которые следили за дебатами — а это свыше 15 млн человек — большинство, 59%, считают, что Макрон был убедительней в конкретике. Как технократ, который разбирается в деталях, поскольку пять лет занимался этими вопросами, он более уверенно излагал свои взгляды и в этом плане, конечно, доминировал. Ле Пен делала много общих заявлений о величии Франции и явно уступала своему оппоненту.

ПЭ: Каков сейчас расклад сил, согласно опросам?

Если обрисовывать перспективы, у Макрона есть все шансы переизбраться. Вопрос лишь в том, насколько Ле Пен проиграет. Сейчас, по данным опросов, Макрон опережает ее примерно на 5-10% — у него 55% против ее 45%. Многое будет зависеть от явки и от того, как проголосует электорат тех, кто выбыл из гонки.

Но главная интрига политического поля Франции даже не в этом, а в том, что будет на парламентских выборах в июне этого года. Вполне вероятно, что, даже если Макрон сейчас победит, он не сможет обеспечить своей партии большинство в Национальном собрании. Тогда ему придется составлять какую-то коалицию. Не исключено, что будет сформировано так называемое политическое сожительство, которое уже трижды было в истории Франции — это когда президент придерживается одной политической линии, а правительство будет ему оппонировать. При таком раскладе Макрону будет непросто проводить свою программу.

Победа Макрона — не главное: европеист Федоров раскрыл ключевую интригу выборов во Франции

ПЭ: Насколько вероятно, что «Национальное объединение» отыграется на парламентских выборах?

Там успех тоже сомнителен. Дело в том, что во Франции до сих пор действует система голосования, которая отсекает многих оппозиционеров во втором туре. Кандидаты, получившие 12% голосов, проходят во второй тур, но там блокируются и снимают свои кандидатуры в пользу социалистов или республиканцев, в ущерб представителям «Национального объединения». И пройти невозможно, потому что все голоса сливаются против тебя. В результате партия Марин Ле Пен, которую поддерживает треть населения, в парламенте представлена пятью депутатами. Это явно недемократичный подход.

Конституционная реформа, которая предполагает хотя бы частичный переход к мажоритарной системе и позволит партиям иметь лучшее представительство в парламенте, не состоялась из-за ковида и ряда других причин. Думаю, в течение последующих пяти лет ее все-таки проведут, чтобы это укрепило французскую демократию.

Читайте также: