18+

Депутат Гаврилов рассказал, как Россия может ослабить "пояс нестабильности"

Депутат Гаврилов рассказал, как Россия может ослабить "пояс нестабильности"
Фото: Евгения Авраменко - Федеральное агентство новостей
189
0

Формирование вокруг РФ "пояса нестабильности" создает необходимость развития российского проекта на территории этих государств, считает депутат Госдумы Сергей Гаврилов. "ПолитЭксперт" в интервью с ним обсудил политическую турбулентность на постсоветском пространстве.

Распад Советского Союза не только дал начало государственности ряда не существовавших до определенного момента республик, но и обнажил множество общественно-политических проблем, в том числе в молодых странах. Политика СССР, заложившая фундамент для появления национальной идентичности в этих республиках, теперь эхом откликается в событиях последних лет.

За 30 лет с момента распада СССР только в Грузии произошли две удачных попытки госпереворота из трех. Также несколько переворотов случилось в Киргизии, Молдавии и на Украине. Сказалась политическая турбулентность и на других странах постсоветского пространства, в том числе и на России. Особенно яркими за последнее время стали события в Киеве 2014 года и акции в Белоруссии, которые начались летом 2020 года и проходят до сих пор.

Многие эксперты сходятся во мнении, что эта тенденция подогревается в том числе извне. Этой позиции придерживается и председатель комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов. О своем отношении к происходящему он рассказал в интервью "ПолитЭксперту".

ПЭ: Белорусская оппозиционерка Светлана Тихановская находится в Литве, Запад продолжает ее поддерживать. Вы видите в этом какую-то закономерность или определенную тенденцию?

Мы сейчас вошли в тот период, когда мы видим эти всплески и то, как история, возможно, не в самом лучшем ее варианте, буквально рождается на наших глазах. Что происходит вокруг России, в том числе в Белоруссии, можно оценить как "теорию анаконды": нашу страну душат динамически, политически, пытаются через агентуру взорвать изнутри. Я хочу сказать, что с Тихановской отрабатывается технология, которая называется "играть женским фактором". Наподобие того, как "обижали" несовершеннолетних на Майдане.

Это во многом порождение неотроцкистских подходов, которые пытались анализировать советский опыт, который мы, к сожалению, забыли. Эти люди по-прежнему приходят к власти, например, в Госдепартамент США, это и Виктория Нуланд, и Уильям Бернс, бывший посол Америки в России. Они вспоминают, как мы вели национальные освободительные революции, как у нас было революционное правительство в ряде стран Прибалтики, в Финляндии, в Польше. Это тогда было оправдано, особенно когда велась борьба с нацизмом. А сейчас это, конечно, в условиях цифровой эпохи серьезный инструмент давления. Прежде всего, на молодежь, на более активную ее часть.

Думаю, что Тихановскую накачивать бесполезно. Несмотря на ресурсы, средства, медиа, управление из-за рубежа, ее проект выдохнется, потому что не хватает внутреннего потенциала, нет плацдарма, освобожденного ни в Гродно, ни уж тем более на востоке Белоруссии. Потенциал не тот. Но это не значит, что карты сброшены.

Депутат Гаврилов рассказал, как Россия может ослабить "пояс нестабильности"

ПЭ: А если говорить об общей тенденции в СНГ?

Я думаю, что попытка создания такой ситуации была реализована во многом в Молдавии, в Грузии. И я думаю, что новый президент США Джо Байден будет отыгрываться по полной программе. Я лично видел, как во время волнений в Грузии два года назад протестными действиями руководили напрямую, находясь в гуще событий, представители американских НКО, связанных с демпартией США. Поэтому, естественно, для них сейчас "зеленый свет" для того, чтобы разгуляться на просторах СНГ. Мы видим, что там власть меняется постоянно, каждый предыдущий президент попадает под уголовное преследование, меняются парламентские республики на президентские, нет национальных элит, укорененных в национальных традициях, нет понимания национальных интересов. Россия слишком деликатна, осторожна. Я думаю, что сейчас как раз самое время обсуждать, что делать дальше.

ПЭ: В Армении до 2018 года тоже мало кто верил в политический потенциал, но затем пришел Пашинян и совершил переворот. В Киргизии события тоже сложно назвать результатом объективных причин. Возможно, тут важен не потенциал, а финансовый источник и усилия некоторых СМИ по раскачке ситуации?

В Белоруссии деятельность Telegram-канала NEXTA показала, как можно с нуля за две недели раскачать ситуацию. В любой стране есть потенциал, и опыт "сияющего града" показал, что даже в США он присутствует. Мне кажется, что сейчас проблема не просто в деньгах. Вопрос в управлении сознанием, в том числе через цифровые технологии. Можно сколько угодно вкладывать средства в фонды, в благотворительную помощь, заниматься экономическими проектами, которые не воспринимаются населением как основа интеграции. Несмотря на все наши усилия на Украине — сколько мы туда вложили, население не испытывало к нам ни малейшей благодарности. И в этой связи, рассматривая вопрос Закавказья, я думаю, что он будет в ближайшие годы ключевым. И неслучайно все "творческие" силы американских властей сейчас сосредоточены на Кавказе. Они побаиваются, не хотят большой войны, это традиции демпартии, но опыт развала СССР без единого выстрела, безусловно, им греет душу.

Однако мы изменились и должны извлекать уроки. Если говорить про экономический фактор, то лучше не заниматься абстрактными инвестициями, которые будут поднимать фондовые индексы в Закавказье, прежде всего, в Армении. Необходимо заняться реальными вопросами, например, разблокированием коридоров Россия — Иран, программами, которые может почувствовать каждый армянин не только в Карабахе.

Если мы будем молчать и деликатничать, то мы потеряем все. И без карикатурности хочу сказать, что враг может подойти гораздо ближе. Надо обратить внимание на местность Харьков — Белгород, так как из Харькова вполне могут сделать плацдарм. Хорошо, что мы занимаемся возрождением вооруженных сил. Думаю, что эта компонента серьезно сдерживает ситуацию на Украине, как и в Закавказье. Но это лишь часть, это лишь одна треть всех факторов. А две трети — это политика, это медиа, это гражданские усилия, неформальные старания МИД, которые по данным вопросам исчерпаны в плане возможностей. Нужно учитывать советский опыт поддержки национальных основ.

Депутат Гаврилов рассказал, как Россия может ослабить "пояс нестабильности"

ПЭ: Как на ваш взгляд, было недостаточно политических заявлений по Минску, Кишиневу, Еревану-Баку?

Следует подумать о синхронизированных политических действиях, которые наша страна может предпринять в таких ситуациях. Я имею в виду действия наших элит, а также создание независимых российских медиа. Необходимы независимые от американского влияния гражданские институты и медиа, из которых люди могут почерпнуть понимание ситуации. Если мы могли бороться за мир и останавливать размещение американских ракет малой и средней дальности в семидесятые годы в ФРГ, то, уж поверьте, с Казахстаном и с Грузией работать проще.

И, наконец, политика — мы должны не стесняться поддерживать политические структуры, ориентированные на мирное развитие. Когда в Грузии к власти пришел Бидзина Иванишвили, население Грузии потребовало справедливости после репрессий, проводимых Саакашвили, требовало суда над карателями. Однако из США приехала Хиллари Клинтон, которая придумала концепцию "сожительства" новой и старой властей. Режим, который убивал, издевался, отнимал бизнес у грузин — это теперь почетная оппозиция, которую никто не трогает, более того, через свои медиа она унижает официальную власть.

Как угодно можно относиться к "Грузинской мечте", к Иванишвили, но то, что физически при поддержке американских посольств дискредитируются структуры официальной власти — это говорит об отсутствии руководящей силы в принципе. Власть к этому привыкла и считает абсолютно нормальным. Даже уходя в отставку, Иванишвили еще раз заявил, что сделал все, чтобы привести страну в Евросоюз, в НАТО. Это говорит о том, что мы должны признать факт, что там элиты нет, и задуматься о воспитании национально ориентированных кадров, которые будут думать о Грузии, о грузинах, а в Армении — об армянах, в Азербайджане — об азербайджанцах.

ПЭ: То есть лучше все-таки уйти от риторики, что "это чужой суверенитет, это не наше дело и не надо об этом говорить"?

Я считаю, что нельзя рассуждать так, что это не наше дело. После первого подавленного митинга в защиту русского языка в Прибалтике появилась необходимость для принятия определенных решений. Русские — не менее коренные на этих территориях, чем представители прибалтийских народов. Русские подавлялись там, как и многие другие коренные народы. Доля национальных каналов, журналов и других источников массовой информации за тридцать лет выросла в таких государствах? Нет, население бежит за границу, национальная культура деградирует, и говорить о том, что там всплеск национального сознания, — это абсурд.

Статистика показывает, что со времен Советского Союза многое осталось прежним. Например, еще в 60-е годы порядка 70% печатных изданий на Украине было на украинском языке. Выходит, что задел тогда уже был? Понятно, что если сейчас закрыть все русское, то доля может достигнуть и 100%.

Если обратить внимание на Эстонию, Литву — где театры и постановки, где их культура, где поэзия и проза, где киностудии? Там этого нет, словно все выжжено. Потому что вся эта национально ориентированная публика давно отправилась в Германию, в Скандинавию, в США, создала там колонии и по-прежнему живет там своими русофобскими интересами. Хотя их туда не выдавила ни советская власть в тридцатые годы, ни российская демократическая власть в девяностые. Их туда выбросил собственный национализм, основанный на бесхребетном американском чутье.

Депутат Гаврилов рассказал, как Россия может ослабить "пояс нестабильности"

ПЭ: Как по-вашему, имеет ли смысл формировать какие-то новые механизмы мягкой силы?

Была такая возможность при Дональде Трампе. К сожалению, количество упущенных возможностей зашкаливает, и возможностей становится все меньше и меньше. Я хотел бы обратить внимание на то, что без денацификации на Украине, без борьбы с коллаборационизмом и таким колониальным сознанием, как в Грузии, будущего нет. Уровень качества жизни за счет прямых инвестиций в человеческий капитал, например, в Грузии или на Украине со стороны Америки не вырос. Понятно, что кроме России им смотреть не на кого. Никакое национальное самосознание ни на Украине, ни в Закавказье, никакие дружественные РФ силы и проекты, связанные с интеграцией с их стороны не пойдут. Эти проекты необходимо формировать здесь.

ПЭ: На постсоветском пространстве есть такое мнение, что якобы США решат для них все вопросы. Как эту идею можно заменить другой?

Идея должна быть сформирована, в том числе в странах, которые исторически ориентировались на Советский Союз, например, в центральной Латинской Америке, государствах Арабского мира. Там, конечно, уходят поколения лидеров, которые тоскуют по дружбе с СССР, но все равно идея остается. Я думаю, что России надо возвращаться в эти страны, не разовыми туристическими поездками или рыболовецкими судами, а вполне с серьезными системными предложениями. Как вы понимаете, одними полетами бомбардировщиков в Венесуэлу и учениями мы все это не решим. Надо работать там, и работать не против США, а работать над своим проектом. Россию воспринимают в ряде стран со времен Советского Союза с надеждой на справедливость, на инвестиции. А в Евросоюзе и Соединенных Штатах, кстати, Россию воспринимают как единственную альтернативу всему глобализму.

Читать также:

Яков Кедми рассказал, каким странам постсоветского пространства удастся выжить

Экс-депутат Рады заявил о расколе на Украине из-за запрета русского языка

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.


Комментарии
ПолитЭксперт