Введите текст для поиска
18+

Экс-начальник ВМС Турции оценил геополитические риски из-за нового канала "Стамбул"

Строительство крупнейшего инфраструктурного проекта Турции стартует 26 июня. Водный канал Стамбул, о котором мечтали еще правители XVI века, заложит нынешний президент Реджеп Тайип Эрдоган. Проект станет альтернативой Босфору и соединит Черное и Мраморное моря.

Протяженность канала составит 45 километров, пропускная мощность - 160 судов в день. Это позволит разгрузить пролив Босфор и снизить вероятность аварий. Несмотря на то, что турецкие власти на первый план выводят коммерческие перспективы проекта, появление новой водной артерии связано с серьезными геополитическими рисками.

Конвенция Монтре восстановила суверенитет Турции в 1936 году над проливами Босфор и Дарданеллы из Черного в Средиземное море. Подписанный документ наложил ряд ограничений на транзит военных кораблей нечерноморских держав, а также на их пребывание в Черном море. Строительство новой водной артерии вызывает вопросы у российской стороны, учитывая, что Турция является членом НАТО. При этом в Анкаре уже заявили - военные суда смогут использовать новый канал.

Бывший начальник штаба ВМС Турции Джихат Яйджи в интервью "ПолитЭксперту" назвал ошибочным мнение о том, что с суверенитет Турции над проливами был достигнут конвенцией Монтре. Экс-чиновник возмутился слухами, будто бы "Стамбул" отменит действие подписанного соглашения и Анкара потеряет контроль над Босфором и Дарданеллами.

"Конвенция Монтре не предоставила Турции суверенитета над новой территорией суши или моря, она лишь подтвердила уже существующий суверенитет Турции над проливами и Мраморным морем".

Экс-начальник штаба ВМС Турции уверен, что "Стамбул" не окажет влияния на геополитический расклад сил в регионе:

"Монтре регулирует как режим транзита судов через проливы, так и продолжительность пребывания в Черном море. С момента входа через пролив Чанаккале применяются положения конвенции Монтре. Независимо от того, проходят ли корабли через Стамбульский пролив или через канал, они будут подчиняться тем же положениям. Суда, которые будут проходить через канал, конечно же, будут включены в ограничения Монтре по типу, тоннажу и т. д. Однако на суда, проходящие через канал, могут распространяться особые цены и обязательства по обеспечению безопасности на море. Это неоспоримое суверенное право Турции".

Джихат Яйджи отметил - искусственные каналы, как и острова, считаются сухопутной территорией в морском праве. По его словам, Турция до сих пор выступала за мир, стабильность и безопасность на Черном море, придерживалась принципа региональной ответственности, всегда холодно относилась к иностранным вмешательствам с пониманием того, что акватория принадлежит живущему на его берегах народу.

Ранее экс-глава МИД Турции Яшар Якиш в комментарии "ПолитЭксперту" назвал строительство канала "Стамбул" деликатной темой. Вопрос заключается в том, может ли Турция реализовать такой дорогостоящий проект в период экономических трудностей.