Введите текст для поиска
18+

ЖДАТЬ ЛИ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА КУРИЛЫ?

Япония начала год с заявлений о пересмотре своей стратегии нацбезопасности. Токио настроен «кардинально укрепить» военный потенциал с возможностью противостоять гиперзвуковому оружию и «атаковать базы противника». Чем объясняется такой воинственный настрой и направлен ли он против России, объяснил востоковед Владимир Нелидов.

Кабинет министров Японии проводит планомерную милитаризацию государства. В январе этого года в стране побывал глава Пентагона, на уровне министерств обороны страны договорились укреплять партнерство. В итоговом документе заявлено о «жизненной необходимости» усиления военного потенциала на земле, в воде и воздухе, в космической среде и киберпространстве, подчеркивается необходимость совместных разработок для борьбы с новыми системами вооружений Китая и России, включая «сверхзвук».

Япония подтвердила решимость «кардинально укрепить» свой оборонный потенциал. Она «рассмотрит все варианты, необходимые для защиты нации», включая возможности борьбы с ракетами. А еще Токио декларировал желание обладать способностью «атаковать базы противника».

Доцент кафедры востоковедения МГИМО, научный сотрудник Центра японских исследований Института востоковедения РАН Владимир Нелидов выделил три фактора, которые влияют на политику Токио.

Во-первых, у Японии по-прежнему довольно четкие приоритеты в политике безопасности: в ее основе лежит альянс с США. При президенте Джозефе Байдене, который делает ставку на союзные отношения, эта коалиция тем более очень крепка, заметил собеседник «ПолитЭксперта».

Во-вторых, играет роль традиционная напряженность между Японией и Китаем, прежде всего из-за территориального спора за острова Сенкаку (по-китайски - «Дяоюйдао»). И если американо-китайские отношения обостряются, то и Япония в этом направлении тоже прилагает усилия.

В-третьих, по словам Нелидова, премьер-министр Японии Фумио Кисида относит себя к традиционной внутриполитической группировке, которая считает, что Токио «слишком сильно ограничивает себя в сфере оборонной политики», нужно превращаться в «нормальное государство», то есть в полной мере использовать военную силу.

Сейчас с точки зрения военного потенциала у Японии формально даже не армия, а силы обороны. Но они не так слабы, как можно подумать, заметил Нелидов. Неспроста звучат заявления о готовности наносить удары по военным базам противника.

«Япония обладает одной из ведущих армий мира. Просто у нее нет некоторых вещей, которыми обладают другие страны: ядерного оружия, крылатых ракет, дальней бомбардировочной авиации, авианосцев полноценных. Но это не значит, что они белые-пушистые. Как раз сейчас это меняется, взят курс на увеличение военных расходов», - подчеркнул собеседник ПЭ.

По словам востоковеда, Япония становится все более заметным игроком на шахматной доске международной политики. И хотя Токио утверждает, что к новым военным блокам в регионе присоединяться не будет (например, к AUKUS), сотрудничество с отдельными странами этого союза - США, Великобританией и Австралией - несомненно, будет расти, уверен Нелидов.

В отличие от Европы, где есть один блок НАТО, в Азии увеличивается сеть конфигураций, каждая из которых будет иметь свою миссию. Эта сеть может становиться все более плотной, и конечный эффект будет примерно тот же самый, что и в Европе, пояснил эксперт.

Интересы Москвы такая политика задевает, но не направлена конкретно против нее, уверен Владимир Нелидов. Напряженность, по его словам, возрастает только в свете того, что государство все более тесно сотрудничает с Пекином. Например, японцы нервно реагируют на российско-китайские учения или полеты над своим воздушным пространством, воспринимая это как угрожающее послание.

«Думать, что у японцев есть некий далекий план с захватом Курил… Мне кажется, это фантастика. Японцы прекрасно понимают, что Россия - ядерная держава, обладающая значительным военным потенциалом. Идти на риск конфликта ради островов, на которых, в общем-то, ничего нет, понимая, что ответный удар может быть катастрофическим - очень маловероятно», - убежден политолог.

При этом востоковед замечает: когда на международной арене все более четко формируются два блока - Россия и Китай с одной стороны, а с другой - США и союзники - нельзя полагаться только на заявления дипломатии.

«Военным нужно следовать логике международной и нацбезопасности, просчитывать все варианты и быть готовыми к любым поворотам, в том числе если потребуются дополнительные усилия с точки зрения развития военной инфраструктуры на российском Дальнем Востоке. Вряд ли Япония готовит удар по базе Тихоокеанского флота, но Россия всегда должна быть готова дать адекватный ответ», - подчеркнул собеседник ПЭ.

При этом он напомнил, что пока главной своей угрозой Япония считает все же Китай, а не Россию, и «слишком напористые шаги могут быть восприняты как провокация».