Введите текст для поиска
18+

Цена партнерства: поможет ли России Китай под прицелом западных санкций

Цена партнерства: поможет ли России Китай под прицелом западных санкций

Несмотря на угрозы США, Китай продолжает настаивать на нейтралитете и косвенно поддерживать Россию. Что стоит за мотивами Поднебесной и получится ли у Москвы возродить экономику по примеру раннего СССР, в материале колумниста «ПолитЭксперта» Кирилла Коткова.

Министр торговли США Джин Раймондо в интервью газете New York Times 8 марта озвучила предупреждение о санкциях, грозящих компаниям Китая в том случае, если они не будут соблюдать антироссийские ограничения. Было официально заявлено, что США перекроют возможность китайскому бизнесу приобретать американское программное обеспечение и оборудование. Сильный удар может прийтись на высокотехнологичный сектор экономики. При этом Вашингтон способен закрыть в США компании из КНР, если те не будут соблюдать санкции, запрещающие поставку в Россию микрочипов и других технологий.

Ранее заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд заявила, что Запад пытается убедить власти Китая отказаться от нейтралитета в отношении России. МИД КНР, в свою очередь, заявил о неприемлемости политики односторонних санкций.

ПОЗИЦИЯ КИТАЯ

Китай не осудил, но и не поддержал военную операцию России на Украине, воздержавшись при голосовании по резолюции ООН. Пекин всегда старается сохранить за собой свободу дальнейших действий.

Цена партнерства: поможет ли России Китай под прицелом западных санкций

Позиция Пекина объясняется довольно просто. Власти Китая понимают: если события на Украине будут развиваться по неблагоприятному для Москвы сценарию, а санкции обрушат российскую экономику, КНР станет следующей жертвой коллективного Запада.

Соединенные Штаты никогда не могли примириться с тем, что с 1949 года китайское руководство Вашингтону неподконтрольно и проводит самостоятельную независимую политику. На протяжении десятков лет США вынашивали и пытались осуществлять планы по устранению власти Коммунистической партии Китая (КПК). Превращение Тайваня в «непотопляемый авианосец» у берегов КНР с целью силового давления на Китай, несостоявшаяся «цветная революция» 1989 года на площади Тяньаньмэнь, попытка свергнуть власть КПК на рубеже ХХ-XXI веков с помощью околобуддийской деструктивной секты «Фалуньгун», а также поддержка уйгурских, тибетских и гонконгских сепаратистов — все это части плана США. В годы президентства Дональда Трампа Вашингтон официально объявил Пекин главным геополитическим противником, а в 2021-м Запад организовал «дальневосточную НАТО» — блок AUKUS — для сдерживания Китая.

Конечная цель США — политическое и экономическое сокрушение КНР. Как за счет окружения страны кольцом враждебных и нестабильных государств, так и путем стравливания Китая и России для развязывания войны между ними. Понимая это, Пекин заинтересован в хороших отношениях с Москвой, поскольку нуждается в крепком тыле на случай серьезного противостояния с США и их союзниками.

ТОНКОСТИ ПАРТНЕРСТВА

Все вышесказанное отнюдь не означает, что у Запада вообще нет рычагов давления на КНР. Введенные американцами экспортные ограничения распространяются на все компании, которые используют американское программное обеспечение и технологии. Ни один китайский банк не будет подставляться под санкции и ни одна компания КНР, имеющая диверсифицированный рынок, не станет действовать себе в ущерб. Несмотря на тесные экономические отношения, Россия не основной торговый партнер Китая. Таковыми являются США, ЕС и страны АСЕАН.

Товарооборот России с Китаем на конец 2021 года составил 147 млрд долларов США. На долю Соединенных Штатов пришлось около 756 млрд долларов, на долю ЕС — 747 млрд долларов. По данным китайской таможни, основу экспорта в Россию составляет электромеханическая продукция (машинное оборудование, электронная продукция, транспортные средства — 29,4 млрд долларов, или 58% экспорта). Основу российского экспорта в Китай в 2020 году формировало минеральное топливо (в основном сырая нефть и уголь — 32,1 млрд долларов, или 65,4%). Иными словами, Россия торгует с Китаем главным образом «национальным достоянием», то есть ресурсами.

В Пекине прекрасно понимают, что экономики КНР и России имеют совершенно разный вес. Доля Китая в мировой экономике на 2021 год (ВВП по ППС) составила 18,3%, тогда как доля России — около 3,1%.

Мало кто знает, но именно Китай в начале 2022 года серьезно ограничивал импорт из России, приняв за 2021 год 26 ограничений протекционистского характера под предлогом антиковидных мер. Для сравнения, за тот же период ЕС ввел всего девять ограничений. Примерно 38% барьеров со стороны КНР касались импорта из России технологичной продукции.

Цена партнерства: поможет ли России Китай под прицелом западных санкций

Серьезный сигнал для Москвы прозвучал 10 марта, когда китайские компании отказались поставлять России запчасти для авиатехники. Поводом послужил тот факт, что гонконгская фирма, через которую проводилась оплата счетов, не смогла принять платеж в долларах США, поскольку управляющий офис банка находится в Великобритании. А ведь еще в середине 1980-х годов доля СССР составляла 40% от мирового авиапрома. Причем в Советском Союзе был полный цикл производства.

В начале марта китайский Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB) приостановил сотрудничество с Россией и Белоруссией. По данным Минэкономразвития, доля России среди акционеров банка составляет 6,5%.

ЦЕНА ПОДДЕРЖКИ

Китай на политическом уровне косвенно поддержал Россию, отказавшись присоединиться к санкциям. Но это не значит, что Пекин бескорыстен. Он постарается извлечь из происходящего максимальные выгоды для себя. Уход или приостановка деятельности западных компаний в России открывает возможность для китайских занять эту нишу. И здесь надо помнить: с ними легко начинать бизнес, но тяжело продолжать. Не стоит считать, что «китайцы нам все заменят». В случае массового замещения российскому бизнесу будет сложно конкурировать с ними. Везде, куда ни приходили китайцы, они сначала рушили рынок, не оставляя местным производителям шансов на выживание.

Кредитование в китайских банках означает большие сложности в погашении. В случае неуплаты по счетам КНР предпочитает забирать в долгосрочную аренду (фактически навсегда) объекты инфраструктуры, месторождения полезных ископаемых, стратегические территории.

КУРС НА МОБИЛИЗАЦИЮ ЭКОНОМИКИ

При сохранении прежнего экономического «интеграционного» курса Москва сильно рискует. Китай заинтересован в том, чтобы максимально привязать к себе Россию и экономически, и политически.

Чтобы предотвратить зависимость, России не обойтись без разумных протекционистских мер в экономике, которые успешно применяет тот же Китай, как показано выше. Нужно вспомнить успешный опыт раннего СССР и переходить к экономике мобилизационного типа, но с предоставлением отечественному бизнесу самых широких возможностей для развития, убирая все бюрократические препоны.

Цена партнерства: поможет ли России Китай под прицелом западных санкций

Обширная территория, достаточно большое население и значительные природные ресурсы позволяют создать самодостаточную экономику с опорой на собственные силы. Необходимы серьезные вложения в науку и в развитие промышленности, прежде всего — производство самих средств производства. При этом важно сохранить открытость для диалога и взаимодействия с любыми внешними бизнес-партнерами.

Переходя к «новому курсу» в экономике, власть должна максимально внятно объяснить как внутренней, так и внешней аудитории новую концепцию экономического развития. Теоретически российское общество готово к жертвам для лучшей жизни в будущем — тому есть немало исторических примеров. Но образ этого будущего должен быть понятным и убедительным.

Читайте также: