18+

"Клоачное" оправдание: ВШЭ не спешит увольнять Гусейнова за слова о трагедии "Норд-Оста"

"Клоачное" оправдание: ВШЭ не спешит увольнять Гусейнова за слова о трагедии "Норд-Оста"
Фото: Федеральное агентство новостей -
53
0

Высшая школа экономики (ВШЭ) выполнила обещание оценить слова профессора Гасана Гусейнова о теракте "Норд-Ост".

Известный высказыванием о "клоачном" современном русском языке филолог, поддерживаемый либеральной общественностью, 19 июля вновь о себе напомнил, выступив в комментариях в фейсбуке журналистки Анны Наринской с мнением о теракте. Наринская сослалась на беседу с писательницей Сьюзан Зонтаг, где та назвала теракты в Москве освободительной борьбой, а Гусейнов подтвердил, что думает точно так же: захват заложников на спектакле "Норд-Ост", где погибли 130 человек, – эпизод "национально-освободительной борьбы чеченского народа", в которой сейчас "длительный перерыв".

В многостраничном документе авторы ВШЭ хорошим академическим языком провели экскурс в историю терроризма в России и мире, рассказали о философских идеях, которыми подпитывались выбравшие тактику террора, и в финале дали, собственно, правовую и этическую оценку, назвав публичное оправдание терроризма общественно опасным.

«Клоачное» оправдание: ВШЭ не спешит увольнять Гусейнова за слова о трагедии «Норд-Оста»

Сложно не согласиться, но интересно, что о самом профессоре и дальнейших шагах вуза по ситуации в докладе ни слова, хотя общественность ждала этих заявлений. Но, как и в случае с "клоачным русским языком", скандал спускают на тормозах.

А ведь еще до того, как ВШЭ пообещала оценку, у журналистов появились к профессору вопросы: действительно ли преподаватель одного из ведущих столичных вузов так думает. Но Гусейнов сказал, что СМИ подняли "бучу из ничего".

"20 лет назад кто-то что-то сказал. И для того времени сказанное могло быть правильным или неправильным. Вы поднимаете бучу совершенно из ничего", заявил он.

Участники освобождения заложников право Гусейнова называть террористов героями не поддерживают:

"Пускай бы он попробовал это сказать какому-нибудь человеку, у которого родственники побывали в заложниках или погибли", сказал ветеран антитеррористического подразделения "Альфа" Игорь Шевчук.

Публицисты и писатели также заметили, что любые положительные коннотации о терроризме как тактике борьбы в публичном разговоре – это за гранью. Высказывания могут расцениваться как оправдание терроризма, что предусмотрено статьей 205.2 УК РФ.

Впрочем, писатель Дмитрий Петровский верно напомнил, что область интересов Гусейнова от благородной классической филологии далека, а диссертацию он защищал по советскому мату, выбрав, вероятно, самый близкий себе пласт из всего богатства языка. А это многое может объяснить.

«Клоачное» оправдание: ВШЭ не спешит увольнять Гусейнова за слова о трагедии «Норд-Оста»

Гусейнов во избежание продолжения скандала все-таки извинился в фейсбуке, закрыв комментарии. Все с той же формулировкой: я не то хотел сказать, и все перетолковали.

«Клоачное» оправдание: ВШЭ не спешит увольнять Гусейнова за слова о трагедии «Норд-Оста»

Подозрительно часто "филолог" плохо подбирает слова, высказываясь на значимые для общества России темы, хотя, казалось бы, это его профессия.

Как справедливо заметили уважаемые авторы доклада ВШЭ, в России есть правовая база для противодействия терроризму и часть законов касается в том числе публичных высказываний в его оправдание: ст. 205.2 ч. 2, УК РФ, "публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма".

Не так давно завершили рассмотрение громкого дела псковской журналистки Светланы Прокопьевой – она размышляла о причинах теракта в приемной ФСБ в Архангельске 31 октября 2018 года, когда 17-летний анархист Михаил Жлобицкий взорвал самодельное устройство – сам он погиб, трое сотрудников были ранены. Журналистка позволила себе неосторожное замечание, мол, террорист пошел на этот шаг из-за политической и социальной обстановки в государстве. Прокуратура просила для Прокопьевой шесть лет колонии, в итоге суд приговорил ее к штрафу в 500 тысяч рублей. И формулировки Прокопьевой были мягче тех, что позволил себе профессор Гусейнов.

Об уголовном преследовании преподавателя пока не сообщали, о каких-либо внутренних дисциплинарных взысканиях за второй раз проявленную неосторожность в публичной дискуссии руководство ВШЭ также молчит. Правовая оценка дана, оправдание терроризма мы осудили – чего еще от нас требуется? Вероятно, Гасан Гусейнов останется в преподавательском составе, еще и получит больше популярности у оппозиционно настроенных студентов и коллег – в вузе много людей крайне либеральных взглядов.

Но почему руководство престижного учебного заведения с государственным финансированием восприняло трансляцию людоедских тезисов о "национально-освободительной войне" как причине терроризма достойной лишь мягкого осуждения, а профессору сходит с рук то, что не сошло бы рядовому публицисту или блогеру – вопрос открытый. Призывы уволить профессора также прозвучали, но их проигнорировали.

Вуз довольно часто обвиняют в насаждении враждебных России как государству взглядов. Новое высказывание Гусейнова только подкрепляет убежденных в этом, и, если ректорат не готов согласиться с репутацией ВШЭ как рассадника русофобов, самое время пересмотреть отношение к преподавателю, неспособному сразу выразить мысль по резонансному поводу без оскорблений и так, чтобы его поняли правильно.

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.

Автор: Максим Белоусов

Комментарии
ПолитЭксперт