18+

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга
ПолитЭксперт – Евгений Зайцев

Фотографии и рисунки узников концлагерей, образцы мыла из останков тел, куски выдолбленной человеческой кожи, зубы из пепла сожженных пленных и свидетельства медицинских экспериментов по созданию сверхрасы. В Петербурге открылся уникальный Музей памяти жертв нацизма, цель которого – показать суть того зла, с которым боролась Советская армия.

Открытие пронизанной болью и ужасом выставки приурочили к 75-летию со дня освобождения Красной армией концентрационного лагеря Аушвиц (Освенцим). Разместилась экспозиция в одном из зданий Военно-медицинского музея, куда еще во время войны поступали доказательства зверств фашистов.

Как рассказал директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко, идея запустить новый проект родилась после вопроса посетителя-подростка о том, почему Красная армия после освобождения СССР пошла на Берлин.

«Мы немного опешили. Нашему поколению все это понятно уже на генетическом уровне. Но вопрос задал ребенок. Возможно, это пробел образовательной системы. Мы изучили другие музеи. Почти везде там можно увидеть победные пушки, пулеметы, автоматы и другое оружие, узнать, что был Гитлер и Сталин. Но с чем воевали, против чего и кого, что такое нацизм? Об этом почти ничего. Мы решили, что обязаны рассказать это», – отметил Будко.

По его словам, в музее собрана крупнейшая в России коллекция материалов, связанных с «чумой, которой была поражена вся Европа».

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Не показывать – преступление

Куратор нового проекта Анна Волькович рассказала, что первые экспонаты начали поступать в Военно-медицинский музей в конце 1944 года, всего через несколько месяцев после освобождения Красной армией первого лагеря Майданек. Собранные вещи выставляли, чтобы уже тогда люди понимали, с каким нечеловеческим злом боролся Советский Союз. Позднее к этим материалам добавились воспоминания и личные вещи узников.

«Хранить такую коллекцию и не показывать – преступление», – уверена Волькович.

Музей рассказывает не только о Холокосте и концлагерях, а вообще о политике массового уничтожения. А еще помогает увидеть, насколько сложно было в таких условиях сохранить человечность.

«Это очень важный элемент нравственного воспитания: показать, что даже в самых тяжелых условиях можно остаться человеком, а не животным, которое отрывает кусок у слабого», – отметила экскурсовод.

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Мука из соломы и мыло из останков людей

Музей небольшой, всего одна комната. Но каждый экспонат говорит о человеческой боли, о том, как нацистская идеология пыталась выжать людей до конца, использовать их как вещи.

Как рассказала Волькович, узники работали на истощение по 12-15 часов. Чаще всего строили дороги и здания, оружейные предприятия. Тяжелее всего было на каменоломнях в Маутхаузене, где людям приходилось подниматься с 50-килограмовыми камнями на высоту 9-этажного дома.

Кормили плохо – не больше 700 килокалорий в день, примерно как один небольшой кусок торта. В музее представлена баночка с подлинным образцом муки, которой кормили в лазарете больных и раненых.

«Когда провели экспертизу, оказалось, что это просто перемолотая в муку солома. Пищевая ценность ее была просто ничтожной. Хуже, чем у муки, из которой пекли хлеб в самые голодные годы блокады Ленинграда. Люди, которые ели эту муку, заболевали дистрофией в крайне тяжелых формах. Питаясь так в течение трех месяцев, выживали редко», – отметила экскурсовод.

Еще один страшный экспонат – полуфабрикат мыла из человеческих останков, промышленная технология которого разрабатывалась в Данцигском анатомическом институте. Рядом – бочонок, в котором его варили. Здесь же можно увидеть фрагмент выдолбленной человеческой кожи и пряди женских волос, которые собирались тоннами для набивки мебели.

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Ценнейший экспонат – записная книжка и письмо к потомкам Залмана Градовского, члена зондеркоманды, оставившего свидетельства того, как в газовых камерах Освенцима уничтожались сотни тысяч людей.

Сохранились также монеты и зубы, найденные в пепле сожженных; плеть для избиения заключенных и тяжелые кандалы, в которые заковывали особенно провинившихся. А еще – детские туфельки и носочки, привезенные из Освенцима и Майданека.

Есть в экспозиции и уникальные фотографии, сделанные в Освенциме в 1944 году, а на стенах – пронзительные работы художника Загорского, написанные сразу после освобождения концлагерей.

Отдельного внимания заслуживают иллюстрации заключенного Маутхаузена Семена Подорожного, рисовавшего все, что ему приходилось видеть.

«Хранить такие изображения было смерти подобно, поэтому их прятали в бараках. Таким образом они сохранились до наших дней и попали в музей», – рассказала экскурсовод.

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Насильственная кастрация и погоня за улучшением расы

Целый раздел в музее посвящен медицинским экспериментам. По словам Анны Волькович, документов, связанных с опытами в Освенциме Йозефа Менгеле и Карла Клауберга, не сохранилось: оба сбежали из лагеря еще до прихода Советской армии, прихватив с собой все самое ценное. Но зато остались свидетельские показания тех, кто работал с ними.

В коллекции музея есть медицинский журнал, графики заболеваемости, информация о программах «Т-4» и «Т-9» – умерщвления и стерилизации тех, кто не подходил под понятие идеального арийца. И фотографии последствий таких операций.

Женщин, которые подвергались стерилизации, к моменту прибытия Красной армии уже не было – почти всех уничтожили, рассказала куратор музея. Выжили только молодые еврейские мальчики, насильственно стерилизованные, чтобы не оставлять потомства.

Еще более ужасны были эксперименты по выведению сверхрасы.

«Одним из научных интересов Менгеле была расовая теория. Он пытался понять, можно ли улучшить расовую принадлежность человека внешним вмешательством. В частности, можно ли изменить карие глаза на голубые. Для этого брались дети с карими глазами, им в глаза вводились разные красители, чтобы придать «более правильный» арийский цвет. В результате дети мучительно слепли, а потом их отправляли в газовые камеры», – рассказала Волькович.

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Чудо, что выжила

На открытии музея присутствовала бывшая узница концлагеря Аушвиц Рива Мацияускас. Правда, осматривать экспозицию она не решилась – уже при взгляде на фотографии в информационной брошюре нахлынули воспоминания. В Освенцим она попала в возрасте 6 лет в декабре 1943 года и пробыла там почти 14 месяцев. В январе 44-го узников спасла Красная армия.

Несмотря на детский возраст, о лагере Рива Рафаиловна помнит многое: как стояли на перекличках, как ходили у бараков с протянутой рукой, как нельзя было долго спать и смотреть наверх.

«Нас заставляли никогда не поднимать головы. От этого мне всегда казалось, что в бараках нет окон. И только когда я в 95-м году снова приехала в лагерь, увидела, что у потолка есть узкие щели», – рассказала бывшая узница.

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Тяжелее всего, по ее словам, вспоминать, как умирали дети. А еще очень запомнилась дорога домой:

«Помню, как все вдруг куда-то пропали и мы шли по деревне. Нас кто-то встретил и угостил шоколадом. А потом мы ехали в мягком вагоне. И нам выдали одежду – трусики, маечку. А у нас ведь был только сарафан, жилетка и платок. В них мы стояли босиком в снегу и слякоти в декабре, боясь заболеть: за этим там следили очень строго. Если у кого-то что-то находили – его уже не было».

Сейчас о пережитом женщине напоминает только наколка с порядковым номером 70 013. Свое спасение она называет чудом. И с горечью реагирует на попытки забыть или исказить правду:

«Мы часто ходим в школы и рассказываем свои истории. Почти все затихают, интересуются. Но встречаются и те, кто говорит: ну и что, ну и подумаешь! Я не знаю, как это изменить. Но я всегда прошу детей сделать так, чтобы мир стал лучше».

Зверства нацизма и ужасы немецких концлагерей показали в новом музее Петербурга

Фото: «ПолитЭксперт» – Евгений Зайцев

Донести страшную истину для последующих поколений – ключевая идея проекта. Впоследствии музей планируют расширять. По словам куратора, дополнят раздел, связанный с освобождением лагерей, а также с работой советских военных медиков, которые имели уникальный опыт лечения дистрофии в блокадном Ленинграде и спасли сотни истощенных узников.

Для первых гостей музей откроет двери 29 февраля. Посещение будет групповым и в сопровождении экскурсоводов, которые смогут рассказать историю, не травмируя психику. Пускать на экспозицию детей младше 12 лет и акцентировать внимание на ужасах не станут, заверила куратор. Но какие-то вещи подросткам считают важным проговорить, «чтобы они понимали, до чего может довести идея насаждения превосходства одних людей над другими».

Рейтинг@Mail.ru