18+

Экипаж «Капитана Сорокина» показал, как устроена работа внутри ледокола

Экипаж «Капитана Сорокина» показал, как устроена работа внутри ледокола
Фото: ПолитЭксперт - Евгений Зайцев
8746
0

Внутреннее устройство ледокола «Капитан Сорокин» показали в рамках шестого фестиваля ледоколов, который проходил в Петербурге 4-5 мая. Экипаж рассказал, какую работу выполняет судно, насколько оно востребовано и будет ли участвовать в покорении Арктики.

В течение двух дней жители и гости Северной столицы могли подняться на борт четырех больших ледоколов – «Капитан Сорокин», «Санкт-Петербург», «Иван Крузенштерн» и «Мудьюг». Корреспонденту «ПолитЭксперта» удалось попасть внутрь одного из них, посетить капитанский мостик и радиорубку и узнать, как устроена работа экипажа.

«Капитан Сорокин» – головное судно из одноименной серии ледоколов, которые создавались специально для работы в устье арктических рек. Названы они в честь полярника, генерал-директора Северного морского пути третьего ранга Михаила Сорокина, который за свою жизнь успел побывать штурманским офицером на «Авроре», капитаном на ледоколах «Красин», «Ермак» и «Сибиряков».

Три из четырех ледоколов этой серии уже списаны, а сам «Капитан Сорокин», несмотря на солидный возраст в 42 года, до сих пор востребован. Спущенный на воду в июле 1977 года, большую часть своей жизни он проплавал в Арктике, на реке Енисей, а с 1997-го перебрался ближе к Санкт-Петербургу, обеспечивая зимнюю навигацию в Финском заливе.

Экипаж «Капитана Сорокина» показал, как утроена работа внутри ледокола

Фото: ПолитЭксперт - Евгений Зайцев 

Пробивной гигант

Судно имеет ряд особенностей. Во-первых, оно самое широкое в мире – 32 метра. Во-вторых, у этого ледокола особая носовая часть.

«Классические ледоколы наползают на лед и ломают его своей тяжестью. Здесь принцип другой. Носовая часть судна состоит из пяти пульпообразных ледорезов, которые режут лед на четыре части, а потом загоняют его под корпус, и за судном остается чистый канал», – объяснил главный механик «Капитана Сорокина» Владимир Косырев

Силовая установка ледокола состоит из шести двигателей общей мощностью 25 тысяч лошадиных сил. Они вырабатывают энергию постоянного тока, обеспечивая движение во всех направлениях. Такой мощности достаточно, чтобы обеспечить электричеством целый микрорайон или месяц автономной работы, рассказал механик ледокола Виталий Кузнецов.

Благодаря уникальной конструкции судно легко проходит лед толщиной больше метра со скоростью трех узлов. И при этом экономит топливо, которое обходится дорого. Расход топлива – около 45 тонн в сутки. Стоимость одной тонны – порядка 25 тысяч рублей. 

Экипаж «Капитана Сорокина» показал, как утроена работа внутри ледокола

Фото: ПолитЭксперт - Евгений Зайцев 

Всего на судне 1064 помещения. Кроме технических блоков есть спортзал, сауна, парикмахерская и кинозал, большая столовая, сооружения с горячей, холодной и питьевой водой, холодильники с рыбой, мясом, овощами и фруктами. Запаса еды в них хватает на полгода.

Чтобы попасть в капитанскую рубку, нужно преодолеть 9 этажей. Впрочем, для этого предусмотрен лифт. Наверху есть вертолетная площадка, способная принимать и военную, и гражданскую авиацию, но сейчас она не задействована.  

Главная задача – забота о других 

Главная цель «Капитана Сорокина», как и других ледоколов, – обеспечить безопасную проводку судов. По словам второго помощника капитана Алексея Задвицкого, процесс это «творческий». Судам с хорошим ледовым классом указывают, как лучше пройти, других берут под проводку в кильватере, а третьих – на буксир.

«Если цель транспортного судна пройти самому, то наша задача – чтобы прошли другие. Они думают о себе, а мы – о других», – выразился собеседник ПЭ.

По словам Задвицкого, когда начинается ледовая навигация, ни одно судно без разрешения линейного ледокола пройти не может. Акватория поделена на части, и за каждой закреплены по два ледокола.

«Как только судно заходит в наши территориальные воды, мы получаем информацию об этом, оцениваем обстановку, возможности судна и даем рекомендации, выбирая самый безопасный путь. При этом обстановка меняется постоянно. Вроде все хорошо, ветра нет, лед раздвинут, есть дорожка хорошая, широкая, а потом вдруг вылезет какой-то остров, с деревьями, тростником, оторванный от берега ветром», – рассказал собеседник ПЭ.

Экипаж «Капитана Сорокина» показал, как утроена работа внутри ледокола

Фото: ПолитЭксперт - Евгений Зайцев 

Кроме возможностей для проводки каналов «Капитан Сорокин» имеет противопожарное оборудование и водоотливные средства, а значит, может использоваться и в спасательных операциях. 

Автопилота нет специально

Отслеживать обстановку экипажу помогает Автоматическая идентификационная система (АИС), которая работает через спутник.

«Раньше мы как работали? Была обычная географическая карта с координатами. Связывались по рации с пароходом, спрашивали, кто это и где он, определяли координаты, договаривались, чтобы избежать опасного сближения. Сейчас все проще. Одним кликом [на сенсорном экране карты] я получаю нужные параметры движения судна, его курс, скорость, длину, ширину, посадку, дистанцию и время сближения. Если надо, вручную вбиваю, кто он такой и куда идет», – отметил Алексей Задвицкий.

Все изменения на карте вносятся методом корректуры, обеспечивая реальную картину навигационных условий и текущей обстановки, крайне важную для обеспечения безопасности. При этом, в отличие от авиации, полной автоматики на ледоколе нет.

«Когда он создавался, уже были авторулевые, которые обеспечивают удержание курса автоматически. Но здесь автопилота нет специально. Чтобы матрос не заснул, все время был начеку, слушал команду штурмана. Потому что не бывает идеальной системы. Компьютера, который управляет работой ледокола, пока нет. Есть только компьютеры, которые помогают нам», – подчеркнул собеседник ПЭ.

Примечательно, что стул рядом со штурвалом металлический и плотно привинчен.

«Вибрация бывает настолько сильная, что матросы улетают», – объясняют члены экипажа.

Экипаж «Капитана Сорокина» показал, как утроена работа внутри ледокола

Фото: ПолитЭксперт - Евгений Зайцев 

Нелегкая работа

Почти весь состав судна имеет высшее образование, так как справиться с этим ледоколом по силам далеко не каждому. В последние годы экипаж сокращается в рамках оптимизации. Если в прошлом году на «Сорокине» работали 45 человек, то сейчас – 38. Остаются только самые лучшие. Например, начальник радиостанции «Капитана Сорокина» Александр Морозов выполняет работу, которую раньше делали пять сотрудников службы связи.

«Если раньше мы ловили сигналы, в наушниках сидели, телеграммы на пишущей машинке печатали, то сейчас техника скакнула вперед», – объясняет причины сокращения собеседник ПЭ.

Главная задача радистов – обеспечение безопасности мореплавания. В помощь им была создана Глобальная морская спутниковая система связи при бедствии (ГМССБ), обеспечивающая все способы, чтобы принять сигнал бедствия от кого-то или передать его, если что-то случится на судне. Кроме основной задачи радист обеспечивает работу всех навигационных приборов на мостике – радаров, датчиков, эхолотов, а также проводит обмен диспетчерской информацией по метеосводкам и картам погоды. Все это Александр Морозов делает один.

На вопрос, как долго еще сможет быть на ходу «Капитан Сорокин», экипаж с уверенностью отвечает: еще лет десять поработает. Но вот в Арктику уже вряд ли вернется.

«Это можно, но, наверное, не нужно. Он немного морально устарел. Для развития Арктики в России строятся новые современные ледоколы», – отмечают собеседники ПЭ.  

Например, уже готовится к ходовым испытаниям атомный ледокол «Сибирь», строительство которого завершают в Петербурге. В интервью ПЭ директор Санкт-Петербургского Морского технического колледжа (МТК) имени адмирала Сенявина, капитан дальнего плавания Виктор Никитин выражал уверенность, что обогнать Россию по темпам развития ледокольного флота при всем желании не смогут ни США, ни другие страны мира. 

Хотите больше новостей по теме? Кликайте и подписывайтесь на наше издание в Яндексе.


Комментарии
ПолитЭксперт